полемическое архи полемическое (arhipolemos) wrote,
полемическое архи полемическое
arhipolemos

Categories:

Вызов геттоизации: причины и соразмерный ответ

В развитие темы

Итак, еще раз.
При разборе вопроса о возможности коллективизма, был выявлен своеобразный экстремум, где проектно-историческая реализация этой возможности находится в противоборстве с превращением коллективизма в такую свою контр-проектную и контр-историческую противоположность, как корпоративизм. И это было зафиксировано в виде _контр-позиции: коллективистское служение contra корпоративистское обслуживание_.
Теперь же надо включить эти контроверзы в столь же архиполемический контекст.
А именно в тот контекст, где осмысление экзистенциально-метафизических вопросов о Бытии/Ничто связано с историософско-диалектическим осмыслением вызовов и перспектив текущей ситуации. И чтобы конкретизировать всё это многосложное вопрошание и свидетельствование, будем отталкиваться от понятия "гетто", а точнее, от процесса формирования обозначаемых этим понятием маргинальных соц.общностей с целью уничтожения общественно-государственного организма нашей страны.
В общем и целом, стратегия такова: отталкиваясь от понятийно зафиксированного таким образом процесса, выстраивать по отношению к нему соразмерный противоход, – как концептуальный, так и методологический, а вместе с тем и мировоззренческий, историософский, экзистенциальный и метафизический.


1. Суть вызова

Вот, коротко, суть процесса геттоизации.
Итак, сначала катастрофа смыслов, она же катастрофа сознания, она же метафизическая катастрофа, она же горбачевская перестройка. Потом — катастрофа экономическая, социальная, геополитическая. Она же онтологическая катастрофа. Она же реформы Ельцина–Гайдара. После двух этих катастроф сформировалась зона «Ч».
При этом метафизическая катастрофа (она же катастрофа сознания) предшествовала катастрофе онтологической (она же катастрофа бытия). Затем две катастрофы начали подпитывать друг друга. Для одних — дельфинов, меньшинства — это были сладкие катастрофы. Для других — анчоусов, большинства — это были горькие катастрофы. Для того чтобы большинство, вкусившее от горечи, не стало преодолевать катастрофизм, нужна была геттоизация этого большинства. Ее и осуществили. И до тех пор, пока ее не преодолеем, воскресить страну невозможно. Она будет умирать фактически в полусне. Пробуждение или смерть! — вот наш лозунг. Никогда еще в истории такой лозунг не имел решающего значения. Пробуждение или смерть! Пробуждение или смерть!!!
Создав постсоветскую «зону Ч» и сбросив в ее адский отсек — отсек для обездоленных — благонамеренных советских обывателей, способных и к морали, и к созиданию, создатели «зоны Ч» лихорадочно занялись геттоизацией этих обездоленных. Да, именно лихорадочно, потому что, если не успеть их геттоизировать, они восстанут. И тогда хана всему «проекту Ч».
Геттоизацией православных занялись определенные православные священники, а также православные идеологи.
Геттоизацией людей с советскими убеждениями, а также людей, потянувшихся к советскому после того, как они обнаружили себя в отсеке для обездоленных, тоже должен был кто-то заняться. Не правда ли? Странно было бы, чтобы этим никто не занимался. В числе многих, занимающихся этой геттоизацией, супергеттоизатором является, конечно, КПРФ.
Геттоизация и либерализм (в том числе и наш либероидный, социально расистский, креативный et cetera) никак не связаны напрямую, но очень прочно связаны иным образом. Это очень важно понять. Может быть, важнее всего, читатель, понять именно это. Потому что без понимания этого крыша до сих пор едет у очень и очень многих.
Либероидный подотсек в отсеке для обездоленных почти нулевой — да, есть крохотная ниша, в которой до сих пор копошатся особые сумасшедшие либероиды. Но она, фактически, не в счет. В основном же либероиды разместились в иных подотсеках «зоны Ч» — псевдоэлитарном и предназначенном для креативной прислуги.
В подотсеках для обездоленных должно господствовать мировоззрение, предельно контрастное к либероидным. Потому что там, в этих отсеках, либероидов ненавидят за то, что они разместились иначе.
А это значит, что в подотсеках для обездоленных либероидов должны проклинать. Чем яростнее, тем лучше. Что ж, Зюганов на словах яростно проклинает и Сванидзе, и Млечина. Да и вообще всех обитателей высших отсеков «зоны Ч». Эти проклятья должны быть простыми, понятными, яростными и... И абсолютно безопасными. Анализируя всю совокупность этих проклятий, я уже не раз говорил о том, что они сродни постановочным дракам на сцене, когда хлесткий удар должен гарантированно не наносить ущерба, лишь имитируя прикосновение к телу противника. Что наносящий такие удары бить должен послабее, а крякать посильнее. И так далее.

С. Кургинян. От Поклонной до Колонного (продолжение — 10)
Суть времени. № 26 от 1 мая 2013 г.

Итак, то, о чём неоднократно говорилось и раньше: соединение негативного сознания ГОРБОстройки с негативным бытием ельЦИНИЗМа, создавшее дугу смерти. И вот, о чём теперь (в развитие прежних наработок, см. по ссылке в подзаголовке поста), геттоизация как создание среды, в которой эта дуга смыкается кольцом на общественно-государственном организме страны, что несовместимо с его жизнью.
Наконец, здесь фиксируется (выделено маркером) еще одна ключевая контр-позиция, где, с одной стороны – имитация протеста, а в действительности предсмертные судороги, и с другой стороны – противопоставляемое этому ПРОБУЖДЕНИЕ. Тем самым, вместе с вызовом фиксируется ОТВЕТ на него.
И вот, на пути к этому ответу, сначала о том, чем, собственно, вызвана геттоизация.


2. Вызвавшее

Зайдем следующим образом, – а именно, кратко осветив драму, произошедшую с нами на новейшем этапе нашей истории.
Протекание социалистической стадии, как переходной в процессе освобождения труда, где "от каждого по способностям – каждому по труду", эти процессы, помимо политико-идеологических и морально-нравственных постулатов, в качестве фона, сопровождались большим массивом нарратива. Научного, философского, художественного, публицистического нарратива и формируемого им образа жизни, отношений, способов понимания и коммуникации. И стихийно нарастая вокруг общественно-исторического движения к состоянию, где "каждый по способностям – каждому по потребностям" (классическое определение коммунистического устройства), этот нарративный массив, помимо своей функции информ-обеспечения проекта этого движения, аккумулировал в себе и нечто чуждое этому проекту. И тем самым идеал освобожденного труда постепенно заменялся идеалом "всеобщего благоденствия и процветания". На общественно-государственном теле страны, совершенно независимо от классовой принадлежности и приверженности интересам рабочего класса, стали возникать паразитарные микроорганизмы. Они вкрапляли в общественное сознание мелкие инфо.выделения, в ключе вот такого провокационного вопрошания и свидетельствования:
"А собственно, ради чего освобожден труд, если всеобщее благоденствие и процветание оказываются отложенными в некое светлое будущее? И более того, если сроки его наступления неопределенны, то вполне себе определенным образом налажено использование его как такого идеологического инструмента, который, будучи средством управления, применяется как средств эксплуатации, строго вопреки декларированному освобождению".
Постепенно количество этих мерзопакостных выделений копилось и в общественном сознании, и в сознании элиты. В результате этого ПОТРЕБНОСТИ СТАНОВИЛИСЬ МЕРОЙ СПОСОБНОСТЕЙ, что и предуготовило общество к возобладанию в нем потребительской мотивации, а элиту – к предательству идеалов коммунистического проекта и, собственно, самого общества, призванного этот проект реализовать.
Зафиксируем выделенное нами фундаментальное обстоятельство в отношениях потребностей и способностей как ключевой момент катастрофических превращений. Момент, в то же время, способный послужить ключом к уразумению соразмерного ответа на возов геттоизации, как и на совокупность других вызовов. И зафиксировав это, заметим здесь еще нечто к уразумению причин, формирующих эти вызовы.

Дело в том, что лукавая мерзопакостинка этих микро-выделений происходит из гнильцы, глубоко укорененной в человеческой природе и оказавшейся, в плане её выявления и искоренения, увы, не доступной для классической методологии. Это, разумеется, не говорит о несостоятельности коммунистического учения и не опровергает тезиса о его "всесилии, ибо верности". Но говорит о фундаментальном кризисе именно классики, в широком смысле: научном, политическом, мировоззренческом, наконец, метафизическом. Суть этого кризиса заключается в бессилии методологии, – причем, методологии тоже в широком смысле: научно-философском, социально- и политико- практическом, организационно-управленческом, – так вот, в бессилии классической методологии перед этими самыми микроорганизмами, которые, внедряясь в мета-нарративы, несут эпидемию, разрушающую мета-проекты и не совместимую с жизнью макросоциальных общностей.
При этом, важно пояснить, что возможность диагностирования отнюдь не сводится здесь сугубо к персональным идентификациям по типу: "Товарищи, среди нас есть такие товарищи, которые нам совсем не товарищи!", ибо это, как мы уже о том замечали (в посте о _возможности коллективизма_) лишь воспроизводит все тот же классический подход.
И особенно пагубен этот идентификационизм в состоянии геттоизированного общества, ибо в этом состоянии он превращается в инструмент стравливания граждан, обретающихся в разных гетто, – например, в религиозных и светских, или конкретнее, православно и просОветски ориентированных (=окормляемых). Действие этого инструмента заключается в том, чтобы представители конфронтирующих (=стравленных) сторон, вступая во взаимное вычислении "мракобесных предрассудков" и "утопических соблазнов", лишь в большей степени "удостоверили их наличие" у каждой из сторон. И тем самым "обнажили мировоззренческую пустоту" идеалов отстаиваемых каждой из сторон. Это столкновение мировоззренческих позиций, как и множество иных, более локальных (межгрупповых, межличностных), но столь же разрушительных столкновений, поселяет в общественные отношения и коммуникацию Ничто.

И тут, собственно, к соразмерному ответу на вызов геттоизации. Т.е. к вопросу о том, на основе чего возможно преодоление этого состояния. В этом смысле неоднократно говорилось о новой научно-философской методологии, обеспечивающей новую (=неокоммунистическую) идеологию, соответственно, о новой парадигме, обеспечивающей новый мировоззренческой СИНТЕЗ (советской коммунистической идеологии с национальным, прежде всего, русским содержанием и содержанием конфессиональным, прежде всего, православным).
Конкретнее, проработка этих вопросов должна следовать в русле осмысления духовного начала в человеке как парадигмообразующего. Помимо прочего, такой подход должен уберечь от выдвижения в качестве ответа умозрительных стратегем, каковые ведь сами по себе не способны озвучить то, ЧТО нас призывает ответить. А подменяя сбой это "что", они лишь прочнее укоренят нас в Ничто, и тем самым послужат очередным инструментом в механизме, поставившем на поток проникновение гнили в наши отношения и коммуникацию, сознание и бытие.


Продолжение следует

Tags: Идеалы, Информационная война, Историческая Судьба, Историческая память, Исторический смысл, Красный проект, Метанарратив, Мировоззренческий паразит, Нигилизм, Ничто, Паразитарный классовый корпоративизм, Политическая психоаналитика, Слова и Дела, Суть времени, Сущность человека, философская диагностика
Subscribe

  • Наследие Достоевского как руководство к действию

    — от тревожных прозрений — к надежде на грядущую Победу »»» ... — сиречь из подполья — вперёд и вверх »»» ... К 200-летию Достоевского ...…

  • решающее–3

    материалы за 2020 – 2021 гг. Блогу 10 лет! Представляя – в честь 10-летнего юбилея блога – очередную коллекцию ссылок на его свежие материалы,…

  • Об управлении людоедством в охотку

    — от фобий иноагентов »»» ... — к тревожным прозрениям »»» ... Коротко – предыдущее (подробнее – по 1-й ссылке в подзаголовке). Когда…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments