полемическое архи полемическое (arhipolemos) wrote,
полемическое архи полемическое
arhipolemos

Categories:

ТЕСТ-9: ... плюс бюргеризация всей страны?

... "плюс", здесь — к беспроектности (тест-8), о чём в давешнем посте, а здесь — про идентичность... к слову о "немцах", в смысле, о том, чего там им/нам — "хорошо/смерть"

Предварительно. Тут, значит, такой вопрос, который возник в связи с появившейся в одной дискуссии темой "бытового/профессионального национализма".

Значит, вот, есть много ассоциаций/параллелей с рев.ситуацией 1917 г. Но, вот, в данный момент, как-то всё больше напрашиваются параллели с Германией и приходом к власти нацистов. Сразу подчеркнем и оговорим, что никакого флуда на тему "русского фашизма" здесь категорически отправляться не будет (уже не буду про остатки моей нервно системы, потому что... потому что, хрен ли толку)!

Здесь, может, и каких-то параллелей меньше, да и культурно-национальная идентичность накладывает свой решающий отпечаток (=кому что есть "хорошо/смерть"). И всё-таки, вот этот упор на этническую компоненту идентичности, каковая компонента, – в чём и особенность русской идентичности, – не является решающей. Впрочем, не была она решающей и для немецкой культуры, столь влиятельно законодательствовавшей в выдвижении различных вариантов т.наз. "модернити": либерального и социалистического. Хотя, и консервативный, и националистический варианты – тож её продукт. Причем, продукт, возникший именно, в русле того же новоевропейского Модерна, но тут как раз таки и появляется известная контр-позиция "общечеловечности/самобытности". Плюс, конечно, контр-позиция "имперскости/нац.государственности".

Там, конечно, множество всевозможных конфигураций, – тема отдельная. А здесь, что касается, продемонстрированного фашистской Германией опыта, его политико-идеологическая суть заключается, в конце концов, в целенаправленном уничтожении авангардного начала в культуре/мировоззрении, которое связано с христианством. Поэтому закономерно постигший 3-й Рейх крах оказался на порядок более глубинным, нежели в случае катастрофы, произошедшей с советско-коммунистическим проектом, являющимся, в историософском и метафизическом смысле, светским преемником христианской авангардности. И кстати, именно поэтому же, если смотреть и со стороны, опять-таки, культурно-национальной идентичности, – нас тоже сильно двинули по сознанию и самосознанию, но "каяться" мы, вроде, до сих пор не собираемся.

Так вот, вопрос, возникающий в связи с конструкцией: "бытовой/профессиональный национализм". Не есть ли это, – или точнее, не может ли это быть обыгранным как, – аналог, соответственно, "бюргеров унд геноссен", где вторые выражают "великие" чаяния первых, но в действительности, только лишь бюргерские чаяния?
И всё это – в аналогичной ситуации социально-экономической депрессии, ввиду дефицита "орднунга унд арбайтена". Однако, при этом, дело не в каких-то жупельных сценариях, дескать, что и дальше всё у нас аналогично может произойти. Нет, не может, потому что, повторяю, "русский фашизм" – жупел от начала до конца!

Да, и вообще, сценарий может быть и без какого бы то ни было радикального экстрима (на выходе, т.к. на входе без экстрима не обойтись). А суть – в авантюрном решении проблем (социально-экономическая депрессия, политико-идеологический аут и культурно-мировоззренческий кризис), т.е. в их использовании совсем не в интересах народа... точнее, в смешении интересов с идеалами (=бюргеризация общественного бытия и сознания). И в конце концов, это будет представлять собой продолжение социал-дарвинизма, только либеральный бренд сменяется националистическим, но происходит это так же в интересах других крупных мировых супердержавных конгломератов.

И тогда, тупо, часть общества, причем, именно духовно пассионарная часть (подчеркнем, именно – духовно, т.е. с гумилёвской "пассионарностью" никаких параллелей, а точнее, параллельно ей, в смысле, не пересекаясь), эта часть уничтожается, – просто вымирая в бездуховной среде или уничтожаясь целенаправленно, но в любом случае, всё это по-тихому, не портя лепообразную бюргерскую картинку. А другие остаются как некий, отчасти декоративно-самобытный народец. Но в основном – как обслуга других мировых супердержав, вполне себе комфортно существующая, и даже имеющая иллюзию сохранения своего национального суверенитета, но в действительности – именно обслуга, и не более того.

Это – вопрос. Оставляем свои варианты ответов.
И, в заключение, воспроизведу здесь с небольшими изменениями и дополнениями то, что сказал в той дискуссии, вызвавшей этот вопрос. Это – как мой вариант ответа. А вместе с тем, кстати, и как образец, демонстрирующий, что вовсе не требуется отвечать в кондово-тестовом режиме.

Национализм, в принципе, не есть идеология. Национализм есть определенная интеллектуально-политическая традиция, сосредоточенная на чрезвычайно важной, ибо исторически выдвинувшейся, проблеме – самоопределение народа. Проблеме важной, а т.ж. актуальной, и чем исторически дальше, тем паче проблеме сложной, что значит, неотъемлемо фигурирующей в целокупности столь же важных проблем, связанных с государственно-политическими и культурно-мировоззренческими аспектами этого самоопределения. А значит, проблеме, с националистического кондачка не решаемой, по моему глубокому убеждению. Причем, это отнюдь не только и не столько ввиду вышеозначенного опасения, облеченного в форму вопроса об одном из возможных сценариев.
Дело в следующем.

Коль скоро говорится о культурно-национальной идентичности, – именно так, причем с акцентом на культуре и историческом культуротворчестве (собственно, и вносящем в вопрос о самоопределении народа сложность, которая неизбежно возрастает исторически), – тогда речь НЕ о национализме, НО о патриотизме. Правда, при таком развороте, дихотомия "бытовой/профессиональный" оказывается совершенно бессмысленной.
Есть идентичность, она есть не только на уровне сознания, где она может быть отчуждена, и где она у русского народа, на данный момент, действительно отчуждена. Но главное, она есть в коллективном подсознании, и там она есть неотчуждаемо, но, опять-таки, почему происходит отчуждение на уровне сознания, она там может находиться, так сказать, в "спящем" состоянии.
И есть, наконец, то, что пробуждает и преодолевает отчуждение – культурно-историческое САМОсознание, как осознание идентичности в контексте целого исторического пути её развертывания. А это вам НЕ "данность в ощущении и независимость от воли"! НО это – чувство исторического времени! Стало быть, чувство, в его связи с пониманием и волей, каковая связка размыкает в отношение Судьбы и Предназначения (=осознанию русскими себя как носителей всечеловечности, заложенной в культурно-мировоззренческий код, и сверхдержавности, достигнутой на новейшем этапе истории )!

Можно ли считать события в Бирюлёво свидетельством такого размыкания самосознания – вряд ли. Впрочем, тема тоже отдельная, но есть надежда, что этот процесс не шатко, не валко, но набирает обороты. Однако в том и вопрос, чтобы разомкнулось именно вышеозначенным образом, – в противоположность замыканию в направлении бюргеризации, под декоративными поделками "я-русской идеологии".
Пст.Скрптм. Ещё вариант ответа (добавл. 17.10.2013 – 00:45):
Обыкновенный Фриц согласился стать собеседником великих мастеров нанесения правильных исторических ударов. Эти собеседники убедили Фрица в том, что удары наносить надо так-то и так-то. Фриц попробовал. Увидел, что получается. Восхитился. Поверил учителям. Учителя объяснили, что удары надо наносить не только так-то и так-то, но и туда-то и туда-то. «А вот туда-то и туда-то, – сказали они, – удары наносить не надо».
Фриц опять же поверил. И, в итоге, нанес себе исторический, да и политический удар точно в челюсть. И не просто рухнул, но и обнаружил себя на историческом асфальте с переломанными позвонками. И теперь все, кто посещает Германию, лицезреют этого самого Фрица именно в таком – аккуратном, тусклом, стерилизованно-антиисторическом – облике.
Кто-то, наверное, скажет, что доктор по фамилии Маршалл вместе с доктором по фамилии Аденауэр худо-бедно срастили Фрицу сломанные позвонки. И он, Фриц этот, стал вновь производить очень качественные вещи. И только потому «Фрицы избранные» (по-нашенски, элитарные), используя «Фрица обыкновенного», оседлали Европу.
Но всем понятно, что живого Фрица уже нет. И, скорее всего, не будет. Что доктора Маршалл и Аденауэр не только срастили сломанные позвонки, но и под шумок этого сращивания произвели глубокую лоботомию.
Читатель наверняка понял, что весь этот разговор о Фрице по большому счету уже является разговором о нас.
Что наши спецы по нанесению ударов уговорили Ивана (а также Гиви, Али, Сурена и так далее), засучивших рукава не без их же подначки эдак в 1987 году, нанести себе удар точно в челюсть.
Что удар этот называется «перестройка».
Что после нанесения удара все оказались на асфальте истории с переломанными позвонками.

С. Кургинян. Обыкновенный Иван // Суть времени. № 5 от 21 ноября 2012 г.

Tags: Глобал.тотализатор, Идентичность, Информационная война, Исторический смысл, Культурная политика, Метанарратив, Нац.самозванство, Национальный вопрос, Политико-идеологическая коммуникация, Проектная методология, Самообман, Самоопределение Народа, Слова и Дела, Суть времени, консенсусно-полемическая рамка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments