October 10th, 2015

terra

Как возможно самоумаление?...

К развязыванию проблемно-тематического узла: "ничего" и "лучше" в западном и альтернативном вариантах »»» ...
в связи с очищением зёрен Сверх-державности от плевел "супер"-фетишей »»» ...
Жертва метафизической катастрофы теряет не только способность различать. Она теряет способность создавать картины, то есть связывать воедино разрозненные сегменты нашей реальности. А если нет таких картин, то и настоящие различения невозможны. Делая следующий шаг, обнаруживаем, что невозможна сложность как таковая. Невозможна ни рефлексия, ни, тем более, стратегическая субъектность, основанная на способности проектировать бытие. Возможна только ситуационная реактивность. А ее для того, чтобы ответить на вызовы современности, категорически недостаточно.
С. Кургинян. Зигзаг удачи (Суть времени. 148 от 07.10.2015)
В разборе вопроса о героическом (см. материал), аналогичного по форме и по сути тому вопросу, осмысление которого будет предпринято теперь, в том разборе было в общих чертах, очень пунктирным наброском, очерчено нечто, только лишь приближающее к уразумению существа вопроса. Приближающее к тому, чтобы как следует осмыслить именно сам вопрос, при этом, дистанцируясь от того, чтобы давать готовый ответ. Каковой ответ, в случае героического подвига, возможен только в жизни. А в тексте – лишь как свидетельство постфактум, и только как пример (именно, в смысле указания реальной возможности).
Так вот, в упомянутом разборе, в качестве так приближающего к существу вопроса о возможности героического предстал опыт тревоги. А в качестве ключевого в уразумении этого существа высветилось то, что связано со свободой отнестись к своей тревоге тем или иным образом. Отнестись, дистанцируясь от себя.

Теперь, имея в виду такую способность само-отстранения, заострим внимание на том, как она связана с интенциональностью, присущей нашему сознанию и, в целом, нашему бытию. И во внимании к этому, проследуем в предпринятом направлении вопрошания по путеводной нити вопроса о возможности самоумаления. О той возможности, которая составляет и героический подвиг, и в целом, способность быть человеком.

Для начала, ещё нечто ключевое, пристальное внимание к чему востребуется для того чтобы путь осмысления действительно был тем, на что он притязает. Collapse ) Collapse ) Collapse ) Collapse )