полемическое архи полемическое (arhipolemos) wrote,
полемическое архи полемическое
arhipolemos

Categories:

Феноменология безначалия

0. Публично-политические баталии, как правило, протекают в форме взаимных и само- идентификаций в соответствии с теми или иными политико-идеологическими колерами (красным, белым и пр.) и полюсами (правое/левое, моно-/поли- национальное). Однако, ситуация такова, что все позиции в образующейся здесь системе координат подвержены превращению в т.наз. симулякр.
Из множества имеющихся определений термина "симулякр", наиболее метко схватывающим суть обозначаемого им феномена представляется следующее: точная копия, оригинал которой никогда не существовал. Именно так, поскольку речь у нас пойдет НЕ просто об искусной подделке, НО о создании эффекта, где безупречно представленную идентичность наполняет Ничто.

Суть проблемы, стало быть, состоит НЕ просто в критериях идентификации подлинного в его отличии от неподлинного, НО в том, чтобы, прежде идентификационных разграничений, осуществляемых по тем или иным критериям, увидеть нормообразующую динамику, из которой возникают сами эти критерии. В ключе такого рассмотрения следует акцентировать НЕ представления о тех или иных эталонах подлинного, НО _притязания на_ соответствие этим эталонам. Конкретнее, следует сосредоточить внимание на самой интенции такого притязания, и ещё конкретнее, на источнике, подпитывающем эту интенцию определенной энергией.

При таком подходе, может открыться, что некто, обладающий такой энергией, и при этом обнаруживающий даже черты субъектности, а именно, наличие интеллектуально демонстрируемой и практически подтверждаемой политико-идеологической позиции, основывающейся на определенном ценностно-мировоззренческом фундаменте, – вот, обнаруживая всё это, он, тем не менее, в самом своем истоке питаем и движим именно таким вот Ничто. Т.е. он может даже быть по-человечески симпатичен и всячески респектабелен, энергичен и коммуникабелен, но за всем за этим – экзистенциально-метафизически полное отсутствие всякого присутствия.
Однако, такой подход предлагается НЕ как очередной вариант "диагностирования" друг друга, НО как возможность, прежде всего, оборотившись на себя, и по необходимости творчески за себя взявшись, взглянуть на других и на мир, в котором ты с этими другими взаимодействуешь. И лишь затем попытаться разобраться, "кто, что, как, почему и зачем", – конкретно в тех или иных формах этого взаимодействия, и вообще, как говорится, по жизни.

Т.е. подход – по определению, факультативный. Однако "факультативность", помимо привычного употребления этого понятия, подразумевающего возможность, реализуемую в определенном случае, здесь, в соответствии со значениями латинского facultas, это понятие может означать т.ж. способность, силу, дар, талант.
И это, помимо прочего, к слову о высших творческих способностях, которые, пробуждаясь и раскрепощаясь в каждом человеке, должны определять восходящую динамику культурно-исторического развития на сверхновейшем этапе истории.
Делая темой этого поста экзистенциально-метафизический нигилизм и его феноменологическое рассмотрение на предмет его присутствия в публично-политической коммуникации, мы, тем не менее, сохраняем презумпцию присутствия этих способностей в _каждом_ человеке! Однако, – почему, собственно, наше внимание акцентировано именно на возможности отсутствия, или точнее, отчуждения какого бы то ни было содержания в основе человеческого существования, – в том-то всё и дело, что мы сейчас наблюдаем, мягко говоря, дефицит этих способностей в нас, если смотреть на состояние бытия и сознания общества в целом.

Итак.

1. Анархия — мать тоталитаризма: диалектико-казуистический аспект безначалия

Значит, ещё раз, коротко, экзистенциально-метафизическая суть нигилизма. В этом смысле, нигилизм есть отрицание, причем, такое, в котором отрицается самое основание тех или иных позиций, – главным образом, ценностно-мировоззренческих и политико-идеологических. И при том, что тем самым фактически нивелируется самая метафизически предельная субъектность человека, здесь, тем не менее, сохраняется видимость вполне твердых позиций, как и их наполненность вполне позитивным содержанием. Равно, как сохраняется видимость идентичностной определенности конкретных акторов, являющихся носителями этого содержания и его представления в публично-политической коммуникации.

Как же возможен такой, – надо признать, виртуозный, – фокус? Дело здесь в том, что для воспроизведения этого фокуса, где, отрицая основополагающее _что_, тем не менее, можно что-то позиционировать, при этом, представляя это что-то как нечто наполненное позитивным содержанием, а вместе с тем, и самопозиционируясь в качестве носителя и практического воплотителя этого содержания, для всего этого нужна подобающая среда.
Состояние этой среды должно быть хаотическим, точнее, хаотизированным в нужной кондиции. А именно, управляемо-анархическим!

В давешнем посте было предпринято рассмотрение феномена анархизма в широком смысле. Акцентируя внимание на его научно-философской (методологический анархизм) и политико-идеологической (наиболее привычные представления об этом феномене) вариациях, мы выделили и рассмотрели информационно-коммуникативную разновидность анархизма. При этом было обнаружено, что провозглашаемое анархизмом (во всех его вариантах) безначалие представляет собой, по сути, обратную сторону догматического единоначалия. И, как говорится, оба вместе они составляют стороны ещё одного феномена – тоталитаризма. А тем самым, получается, что тоталитаризм, в отличие от привычных представлений, в которых он фигурирует в качестве некого монолитного монстра, в действительности являет собой нечто, не менее монструозное, но двойственное.

В ходе дальнейшей феноменологической прорисовки анархизма (см. по ссылке), были представлены два варианта его функционирования в политическом сегменте культурно-исторического опыта, выраженные в словоформах гуляй поле и вали кулём.
Если второй предполагает продуктивный путь (... потом разберём), – а именно, как мы показали, диалектико-аналитические разбор/разрешение казусов порождаемых тоталитарным двуликим анусом, – то первый вариант предстает как максимальное проявление нигилистического существа тоталитаризма.

Не будем здесь специально разбирать концептуальные нюансы термина "тоталитаризм". Лишь обозначим то, что единственно возможно противопоставить тоталитаризму – холизм и ряд синонимичных этому понятию концептов из нашей отечественной культурно-цивилизационной традиции: всеединство, соборность, симфонизм, космизм, синергия. Плюс, как миро-проектная перспектива развития этой традиции – коммунизм, определяемый как пробуждение и раскрепощение в каждом человеке высших творческих способностей.
В любом случае, речь о целостности, её органичном и гармоничном состоянии – в противоположность тоталитарности, как такому самозваному притязанию, где отдельно взятая часть превращается в основу, на которой выстраивается квазицелостный монолит (кстати, понятие "тоталитарная секта" очень точно передает смысл такого притязания). В этом ряду обретается фашизм (см. определение), ставший антиподом коммунизма на новейшем этапе мировой истории.
Соответственно, сверхновейшая перспектива определяется исходом схватки этих историософско-метафизических антагонистов! Самая возможность такой перспективы определяется этим – архиполемическим – противостоянием, в том смысле, что победа коммунизма обеспечивает эту перспективу, а победа фашизма уничтожает её.

Пояснив так свою позицию по тоталитаризму, сосредоточимся на анархизме, – в том ключе, в котором он был очерчен выше, а именно, как безначалие, которое, "отрицая" тоталитарное единоначалие, в действительности, лишь служит механизмом его установления.

В историософском смысле, анархизм предстает тогда в виде закономерной составляющей культурно-исторического опыта, а именно, как состояние смуты, с неизбежными в таком состоянии проявлениями самозванства и т.д. Но всё это как состояние, имеющее место быть при переходе от одной эпохи и мировоззренческой парадигмы, выражающей дух этой эпохи, к другой эпохе и формированию парадигмы, достигаемой в новом мировоззренческом Синтезе. Анархизм, в этом – диалектико-казуистическом – смысле, возникает при максимальном противоречии между интересами, как Тезисом, и идеалами, как Антитезисом. Именно максимальное, ибо в норме это противоречие выступает как импульс, обращающий к ценностям, на которых основывается культурно-исторический опыт. При этом ценности выступают, с одной стороны, как априорное условие возможности исторического развития, с другой стороны, как апостериори достигаемое содержание, в котором, собственно, преодолевается противоречие между интересами и идеалами (см., подробнее, по ссылке выше).
Соответственно, подлинный Синтез, основывающийся на установлении ценностного содержания как основы, дает холистическую системность в устройстве общества и в обеспечивающей это устройство мировоззренческой парадигме.

Управляемо-анархическая же среда, отчуждающая культурно-исторического субъекта (народ) от ценностей, и тем самым, лишающая его, собственно, субъектности, создает почву для тоталитарного квазисинтеза. В этой среде, идентификанты, располагающиеся в системе политико-идеологических координат (правое/левое, моно-/поли- национальное), выступают поначалу в виде взаимоисключающих "тотальностей", и затем, образуя энергией своего взаимоотталкивания вихри враждебные, неминуемо вовлекаются в союзы сил оскопленных.

Теперь, продвигаясь к дальнейшему концептуальному высвечиванию того, как безначалие проявляется в информационно-коммуникативной сфере, предварительно осуществим феноменологическую прорисовку экзистенциально-психологических черт этого феномена.

2. Потенциализм и калейдоскопизм как экзистенциально-психологические черты безначалия

В любой среде, – в том числе, той двусмысленной среде, которая, будучи анархической, является управляемой (тоталитарными притязаниями политико-идеологических идентификантов), – публично-политическая коммуникация предполагает наличие у всякого её участника а) мотивации и б) картины мира.

Применительно к рассматриваемому нами феномену и в ключе выбранного нами угла рассмотрения (см., в начале поста, об энергии, подпитывающей притязание на идентичностную подлинность), мотивацию и формирование картины мира можно представить, соответственно, как потенциализм и калейдоскопизм.
Мы заимствуем эти понятия из концептуального аппарата логотерапии В. Франкла (см. о логотерапии Франкла, подробнее, здесь). Описывая посредством этих экзистенциально-аналитических понятий образы человека в научных и философских концепциях 2-й половины ХХ века, Франкл замечал, что, при всей своей позитивности и привлекательности, эти образы, в действительности, отсылают к такой зарождавшейся тогда проблеме, как экзистенциальный вакуум. Эта проблема, одновременно, психологического и мировоззренческого характера, связана с потерей человеком смысла своего существования. В этом ключе, потенциализм и калейдоскопизм предстают как тенденции, в которых наблюдается потеря человеком самой воли к поиску, обнаружению и реализации этого смысла.

Потенциализм. Каждый человек наделен определенными потенциалами передаваемыми ему по наследству. Нас здесь не будет интересовать известный вопрос, некогда, возможно, имевший какое-то эвристическое значение, но вскоре ставший поводом к схоластической болтовне, а именно, вопрос о примате врожденного vs. приобретенного в становлении личности. Лишь коротко отметим то, что по этому поводу говорил Франкл. По поводу врожденных качеств он замечал следующее:
Мы видим, что с каждым человеком, который приходит в мир, в бытие, в действительность входит нечто абсолютно новое; ведь духовная экзистенция непередаваема, ребенок не наследует ее от родителей. Наследуется лишь строительный материал – но не строитель.

Виктор Франкл. Десять тезисов о личности. Тезис 3-й

Насколько личность отличается от совокупности её врожденных индивидуальных свойств, – как строитель от строительного материала, соответственно, – настолько приобретенные ею в процессе социализации навыки суть строительный инструмент. Но и здесь так же следует различать личность, как духовно-экзистенциальную реальность, и организм, как реальность психо-физическую:
Организм есть совокупность органов, иначе говоря, инструментов. Функция организма – задача, которую он должен выполнять для личности, которая является его носителем и носителем которой служит он, – прежде всего инструментальная, а также экспрессивная: личности нужен ее организм, чтобы иметь возможность действовать и выражать себя. Являясь в этом смысле инструментом, организм есть средство для достижения цели и как таковой имеет практическую полезность.

Там же. Тезис 4-й

Так вот, человеческий индивидуум может быть представлен как носитель определенных потенциалов, предаваемых по наследству, а т.ж. приобретаемых и наращиваемых в процессе социализации. Но, будучи таковым носителем, – собственно, субъектум'ом, – он не тождествен совокупности этих потенциалов. Потенциализм как раз и состоит в игнорировании этого принципиального различия.
Дело в том, чтобы стремиться всякий раз не к возможному, а к должному.
Здесь мы, однако, сталкиваемся с основным предметом нашего рассмотрения. Ведь эта истинная проблема отодвигается в сторону и даже затушевывается теми, кто все время говорит лишь о реализации возможностей, — потенциалистами, как их можно было бы назвать. Истинной проблемой была, есть и остается проблема ценностей, и мы не можем уклониться от столкновения с ценностной проблематикой, принимая решение, какая из существующих возможностей достойна реализации, какая из существующих возможностей является в то же время и необходимостью. Сталкиваясь с этим вопросом о ценностях, мы тем самым сталкиваемся с проблемой нашей ответственности.

Виктор Франкл. Потенциализм и калейдоскопизм
(Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: "Прогресс", 1990)

Это, что касается потенциализма. Дальше мы будем задействовать эти замечания в своем ключе, а пока, что касается ещё одной тенденции, критически зафиксированной Франклом в научно-философских образах человека.

Калейдоскопизм. Когда гуманистически ориентированные философия и наука ХХ века смогли представить человека как экзистенцию, в отличие от классических представлений о нём как только об определенной сущности (эссенции), чрезвычайно важное достижение состояло, помимо прочего, в том, что человек теперь мог быть осмыслен не только как носитель определенных свойств (видовых и индивидуальных), но и обладатель т.наз. экзистенциалов, как способов бытия, отличающих человека как существо духовное. В этом смысле, помимо того, что человек обладает разумом, опосредует орудиями труда и знаковыми средствами свое взаимодействие с миром, он предстает как существо миро-проектирующее. Проектность раскрывалась как духовно-экзистенциальный способ, посредством которого человек существует в мире, и выходя за пределы (трансцендируя) обусловленности своими эссенциальными свойствами (видовыми и субличностными), вступает в мир обремененный смыслом (в чём, собственно, экзистенциально-метафизический корень ценностной опосредованности выбора и ответственности).

Однако, при этом, чрезвычайно важном во всех отношениях (научном, мировоззренческом и пр.), обогащении образа человека, тем не менее, и здесь возникали определенные недоразумения.
В чем заключается сущность калейдоскопии? В калейдоскоп можно увидеть только сам калейдоскоп, в отличие от бинокля или подзорной трубы, в которые можно разглядывать звезды или театральное представление. В соответствии с этой моделью калейдоскопизм рисует картину человеческого познания, в которой человек предстает как субъект, который лишь "проектирует" свой мир, который во всех своих "проектах мира" выражает каждый раз самого себя, так что через этот спроектированный "мир" виден всякий раз лишь он сам — проектирующий субъект.
По нашему мнению, проект мира в действительности является не субъективным проектом субъективного мира, а фрагментом, хоть и субъективным, но фрагментом объективного мира. Другими словами, мир — это существенно большее, чем простое проявление моего бытия.
Вернемся к аналогии с калейдоскопом — к тому, что в калейдоскоп можно увидеть лишь сам калейдоскоп. Не справедливо ли вообще, что лишь то, что само по себе прозрачно, позволяет увидеть нечто большее, чем оно само? Лишь в той степени, в какой я сам отступаю на задний план, предаю забвению мое собственное существование, я приобретаю возможность увидеть нечто большее, чем я сам. Такое самоотречение является ценой, которую я должен заплатить за познание мира, ценой, которой я должен приобрести познание бытия, большего, чем просто проявление моего собственного бытия. Одним словом, я должен игнорировать самого себя. Если мне это не удается, то мои познавательные возможности терпят ущерб, ведь я сам преграждаю путь своему собственному познанию.

В. Франкл. Там же

Можно было бы здесь, в своем ключе, добавить и уточнить, что в качестве "фрагмента объективного мира" проект уже, в принципе, НЕ субъективен, НО субъектен! Именно это (миро-проектность) присутствует и в культурно-исторической субъектности коллективного опыта.
К этим, на первый взгляд, искусственным, терминологическим нюансам мы еще вернемся в следующем пункте, между прочим, продемонстрировав их действительную значимость в понимании человека и его бытия. А пока продолжим рассмотрение экзистенциально-психологических аспектов феномена безначалия.

Итак, намереваясь придать образу человека не достающей этому образу гуманистичности, научно-философские концепции, тем не менее, выражают, по преимуществу, нечто, что говорит о кризисе не столько в представлениях о человеке, сколько в самом человеческом существовании. А именно, говорит о потере человеком воли к смыслу, как духовно-экзистенциальной энергии, благодаря которой человек только и может состояться как таковой, реализовать свою сущность. Этот экзистенцильно-мировоззренческий кризис, сказывающийся и на научных представлениях, Франкл фиксирует в понятиях потенциализма и калейдоскопизма, как определенных аномалиях в ценностно-мотивационной сфере и миро-восприятии, соответственно.

Резюмируя этот свой критический опыт, Франкл замечает, что в норме человек
направлен на осуществление смысла и реализацию ценностей, и лишь в ходе осуществления смысла и реализации ценностей он осуществляет и реализует себя самого. Последнее приходит как следствие, а стремление к нему как к цели делает невозможным ее достижение. Мир не является ни простым средством достижения цели удовлетворения потребностей и влечений, ни просто проявлением собственного бытия субъекта в форме его "проекта мира". Все человеческое бытие неизбежно и необходимо протекает в двойном поле: в поле напряжения между сущим и должным и в поле разрыва между субъективным и объективным. Потенциализм игнорирует первое поле; калейдоскопизм — второе. Таким образом, "бытие-в-мире" подменяется отсутствием мира ...
Как следует заметить, здесь указывается искомая нормообразующая динамика, из которой возникают критерии тех или иных идентификационных разграничений (см. о сути проблемы в начале поста). Именно тех или иных, что значит, в конце концов, речь о всяких критериях, – как психологических, так и затрагивающих любую из сфер общественной практики и знания о человеке.

Тем самым фиксируется экзистенциально-метафизическая мера в понимании субъектности и обнаружении её действительного наличия в качестве ценностно-мировоззренческой основы политико-идеологических позиций. И ключевым в таком удостоверении субъектности является присутствие мира, как реального смыслового полюса восприятия и мотивации!
Тогда для нас, в нашем рассмотрении феномена безначалия, важным является НЕ сама по себе демонстрация субъектом интеллектуальных, физических и прочих потенциалов и ресурсов, НО то, какова картина мира этого субъекта на предмет её структурированности ценностями (ср. в предыдущем пункте поста о ценностях как основе синтеза). Принципиально именно наличие означенной структурированности актов, посредством которых человек выражает свое отношение к миру, – хотя бы, при этом, он не блистал техническими искушенностью и оснащенностью в выражении своих представлений о мире. Причем, речь НЕ просто о наличии в высказываниях "ценностей" как риторических фигур, НО именно о структурированности этих высказываний ценностями, которые, хотя бы они совсем не артикулировались, реально задавали бы содержательные акценты (посредством той формы, где ценности чётко представлены в их отличии от идеалов и интересов, и в диалектической связи с ними, – о чём, опять-таки, в предыдущем пункте поста).

Соответственно, безначалие, которое может быть засвидетельствовано в тех или иных конкретных коммуникативных актах, проявляет себя в отсутствии мира как ценностно-смысловой структуры, – хотя бы в этих актах демонстрировались недюжинные интеллектуальные и информационно-технологические потенциалы.
Состояние безмирности, как маркер безначалия, его присутствия в поведении и отношениях людей... В связи с такой экзистенциально-метафизической мерой феноменологического свидетельства безначалия, вспомнить слова "колыбельной" из фильма-сказки про месть "онижедетей":

... Засыпай, пусть жизнь врагом пролетает мимо,
Чтоб проснуться и кругом не увидеть мира.

И это т.ж. в тему метафизического зажмуривания и падения.

Такова, в общих чертах, маркировка феномена безначалия, столь сложно различимого, как по самой своей природе, так и учитывая тотальную двусмысленность управляемо-анархической среды, в которой мы сегодня неизбежно находимся.
Теперь самое время перейти к информационно-коммуникативному аспекту этого феномена. Точнее, перейти к дальнейшему рассмотрению этого аспекта, коль скоро, говоря о коммуникативных актах (на предмет их ценностно-смысловой структурированности), мы уже нечто, в общих чертах, преднаметили для осмысления феномена безначалия в таком ключе.

Окончание »»» ...
Tags: Воля к Смыслу, Двусмысленность, Дух Коммунизма, Идеалы, Идентичность, Информационная война, Историософская Диалектика, Историческая проектность, Исторический смысл, Метанарратив, Метафизические смыслы, Мировоззренческий паразит, Научная истина, Нац.самозванство, Нигилизм, Ничто, Политико-идеологическая коммуникация, Проектная Воля, Проектная методология, Слова и Дела, Смысл Жизни, Смыслократия, Субъект развития, Сущность человека, Франкл, Хаос-менеджмент, Ценности, Язык науки, консенсусно-полемическая рамка, концептуальная оптика, философская диагностика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments