полемическое архи полемическое

Супротивное сходится, из различных – прекраснейшая гармония, и все происходит через борьбу. Гераклит

Previous Entry Share Next Entry
О сиюминутном и краеугольном
лефф
arhipolemos
в связи с задачей выхода из состояния экзистенциальной обездвиженности »»» ...
вот, Я полагаю в Сионе камень краеугольный, избранный, драгоценный; и верующий в Него не постыдится.
Итак Он для вас, верующих, драгоценность, а для неверующих камень, который отвергли строители, но который сделался главою угла, камень претыкания и камень соблазна, о который они претыкаются, не покоряясь слову, на что они и оставлены.
09:00, 27 августа 2015


Сергей Худиев
Как ни печально, это работает

Обычный прием изображения оппонента космическим злом – это отождествление его со злом, которое уже признано. Лучше всего с Гитлером (это стандарт), но Сталин тоже подойдет. В некоторых кругах Сталин подойдет даже лучше из-за неоднозначного отношения к Гитлеру.
Поэтому обличение преступлений коммунизма и особенно Сталина может иметь (и в данном случае, скорее всего, имеет) сиюминутные пропагандистские цели: посмотрите, сколь ужасен Сталин! Вот Путин – это то же самое. Ну, почти. Русские – они вообще такие. Хотят всех завоевать и посадить в ГУЛАГ.
Как ни печально, это работает.Подробнее…

Признав, как само собой, что "Преступления коммунизма, конечно, неисчислимы и ужасны", автор, тем не менее, сетует по поводу антикоммунистических выпадов в адрес России со стороны прозападных государств, считая эти пропагандистские выпады, в сложившейся ситуации, неуместными, ввиду их "сиюминутного" характера.
Почему нужно бороться с давно рухнувшим режимом? Видимо, потому, что политика в Восточной Европе (включая Россию) тяжело мифологизирована. Это печально. Это создает дополнительные опасности, которых можно было бы избежать. Потому что в любом конфликте есть реальная часть – столкновение интересов – и часть виртуальная, мифы, легенды и всякие героические эпосы, которые стороны используют для воодушевления сторонников.
Эти мифы могут жить самостоятельной жизнью и поддерживать конфликты там, где конфликты из-за интересов могли бы быть улажены.
В соответствии с таким нехитрым конфликтологическим раскладом, социально-политические акторы подразделяются столь же нехитрым способом:

- те, кто принимают решения, и по поводу кого автор выражает надежду, что на их "стол ложится холодный рациональный анализ";
- те, за кого принимают решения, и в чьи уши транслируется пропаганда, которая "живет эмоциональными мифами";
- плюс – "слой людей, заинтересованных даже не в войне как таковой, а в идеологической борьбе, при которой у них есть финансирование и работа".

И далее говорится о "двух опасных побочных эффектах" пропаганды:

1-й – "когда она начинает проникать в сознание тех, кто принимает решения. Когда руководство начинает всерьез воспринимать мифы, которые оно скармливает пехоте – это чрезвычайно пугающая ситуация, ведущая к крайне разрушительным решениям";
2-й – "неосознанное подыгрывание пропаганде со стороны тех, против кого она направлена. Люди склонны принимать на себя образы и клички, данные им врагами".

Если первая опасность может, как было замечено выше, быть нейтрализована холодным рациональным анализом, то во второй, очевидно, менее подвластной рационально просчитанному контролю, автор справедливо усматривает невольное потворствование пропагандистской машине врага:
Это желание сделать назло врагам оказывается, напротив, им на пользу. «Ну мы же говорили! – восклицают пропагандисты той стороны. – Россия – это все тот же сталинский СССР, который хочет всех посадить в ГУЛАГ!»
В этом случае люди воспринимают ту же мифологическую картину, которую лидеры противной стороны скармливают своей пехоте, но меняют в ней добро и зло местами.
Да, особенно вот эта механистичность в игре с образами добра/зла – это, действительно, эффект, крайне пагубный и не такой уж и побочный.

Это в тему давешних материалов блога – про фирменные "перестроечные" манипуляции со сменой плюса на минус применительно к нематериальным активам и их носителям, и про глубокую укорененность этой инфо.технологии в ментальности и коммуникативном поведении всех групп социально-политических акторов (см. здесь и здесь; плюс – в тему – о пагубности "анти-майданных" фальстартов).

Возвращаясь же к инфо.поводу, – вот, собственно, выводы этого материала:
Конфликты из-за реально существующих интересов сами по себе достаточно тяжелы и опасны. Не нужно добавлять к ним еще и конфликты, вызванные пропагандистскими мифами. Коммунистическое прошлое не имеет отношения к текущей политике. Героические мифы про борьбу добра со злом еще могут позволить себе те, кто не принимает никаких решений. Те, от кого что-то зависит, должны руководствоваться реальными интересами и возможностями.
– заключает г-н Худиев, отрекомендованный как православный публицист (см. материал инфо.повода по ссылке, и там же – информация об авторе).

И вот, что, собственно, привлекает в подобных материалах. Выражаемые в них точки зрения и интерпретационные модели, озвучиваясь как религиозно, так и светски ангажированными авторами, оказываются, в принципе, достаточно расхожими в публично-политической коммуникации, как и в целом, в общественном сознании. Однако содержание этих точек зрения/моделей, представляясь как само собой разумеющееся, в действительности заключает в себе чрезвычайно полемические моменты. Будучи насколько полемическими, настолько же и принципиальными, – ибо адресующими к краеугольному во всём том, что составляет ценностно-мировоззренческие основания политико-идеологических позиций, – эти моменты требуют внимания и рефлексии на предмет разрешения присутствующих в них фундаментальных противоречий.

Именно краеугольно-осно́вное (см. эпиграф – к слову о православной ангажированности автора инфо.повода), – что подразумевает метафизическую предельность того, что в качестве удерживающего осново-полагается в системе ценностно-мировоззренческих скреп. Да, именно – чтобы скрепы не скрипели (см. в тему)... не ходили ходуном!
И именно в связи с обоснованием политико-идеологических позиций оказываются востребованы внимание к этому фундаменту и рефлексия на его скрепо-удерживающую роль.

Так вот. Фундаментальные противоречия, присутствующие в сфере краеугольно-принципиального, но, при этом, востребующие разрешения в злободневно-политической сфере, – каким бы "сиюминутным" вторая на фоне первой не казалась на первый взгляд.

Значит, всё это – на примере того, что озвучено в инфо.поводе и зафиксировано выше.

Сразу хотелось бы заметить, что всё это многократно разбиралось в блоге. Поэтому, здесь – коротко, схематически, с отсылками к наиболее значимым в этом ключе материалам.
Можно ёмко зафиксировать проблемно-тематический узел, выделив его основные элементы, обозначив ключевые аспекты осмысления этих элементов и дав соответствующие ссылки на материалы, в которых изложен опыт такого осмысления.

Итак, три элемента, образующих проблемно-тематический узел:
  • реальность – как наличествующее vs. миро-проектируемое, – о чём см. эту часть цикла _Любить, чтобы понять_ и материал _Субъектность в слове и деле_;
  • нематериальные активы – во взаимосвязи духовно-экзистенциального и концептуально-методологического аспектов их понимания, – о чём см. в тех же материалах, а т.ж. в этом очерке цикла _О прибытии/убытии ..._ и этом блоке цикла _К интерпретационной конфликтологии_, плюс – фрагмент о концепте Россия;
  • коммунизм – как социально-политический режим и политико-экономическая формация vs. неогуманистический миро-проект и историософско-метафизический концепт, – о чём в следующем блоке цикла _К интерпретационной конфликтологии_, а т.ж. в материале _о мутокапиталистическом вызове и неокоммунистическом ответе_.
Теперь, в заданном таким образом ключе, коротко, по поводу того, о чём в инфо.поводе.

Сначала, отвечая на возможные здесь "что не так?" по поводу претензий к обрисованным в инфо.поводе конфликтологическим раскладам. Дескать, разве автор не описал вполне объективный порядок вещей в социально-политической реальности?
Во-первых, реальность, и особенно, реальность человеческая, очевидно, не сводится к чисто объективно наличествующему. Во-вторых, если ограничиваться именно социально-политическим измерением человеческой реальности, то и здесь реальное не сводится к объективно представленной наличности, – хотя бы это и конкретизировалось представлением реальности в качестве предмета интересов (как это имеет место у автора). Дело в том, что, в-третьих, основополагающим в отношение интересов выступают идеалы/ценности, наличие которых, не будучи объективно регистрируемым, однако, не сводится и к чисто субъективной виртуальности. Следует, в этой связи, говорить о _субъектности_ социально-политических акторов, – а именно, в том смысле, что, лишь обладая идеалами/ценностями, они способны выступать субъектами полит.процессов и объективных констатаций происходящего в этих процессах.
Разумеется, надо учитывать тот существенный нюанс, что автор говорит не об основополагающем измерении нематериальных активов, а о таких надстроечных вещах как пропаганда и присутствующая в ней иррациональная мифология. Однако тем паче тогда важно всякий раз проводить демаркационную линию между, собственно, содержанием политико-идеологических позиций, в котором выражены идеалы/ценности, и инфо.суррогатом, в котором выражено состояние отчуждения от ценностей и превращения идеалов в инструмент мутной возни по поводу материальных интересов.

Далее. Полное отсутствие в тексте такой демаркации не может оправдываться форматом заметки по "чисто политической" тематике. Тем более не может – при наличии демаркаций, типа: "рационально решающая элита vs. заряженная иррациональной мифологией пехота".
Здесь будет кстати упомянуть ещё один материал, предметом которого тоже является интересная и злободневная полит.эмпирия: _Качество полит.элитного субъекта ..._

- 2-й пункт (особенно, часть про _вопрошание как ключевой элемент концептуально-оптической настройки_), где достаточно обстоятельно и встесторонне проблематизируется тот самый момент, который связан с выкладыванием на стол "холодно-рациональной аналитики", и где, между прочим, рассматривается ситуация, когда нечто, не прошедшее рациональный контроль, "начинает проникать в сознание тех, кто принимает решения" (инфо.повод: "1-й побочный эффект" пропаганды);
- заключительный 3-й пункт (см. отдельным постом) – об общественно-практических аспектах всё той же проблемы субъектности, и в этом ключе, о том, что _предуготавливаться надо не столько в связи с теми или иными версиями о ходах в полит.игре, сколько в смысле самостоятельного воссоздания обществом прочной социальной ткани_.

Наконец, что касается "неисчислимых и ужасных преступлений коммунизма", при том, что "коммунистическое прошлое не имеет отношения к текущей политике".
Как-то так получается, что автор материала, послужившего инфо.поводом, в принципе, согласен с инициативой министерств юстиции некоторых восточноевропейских государств "о создании международного агентства по расследованию преступлений коммунизма". Согласен, так сказать, стратегически. Но, при этом, не принимает суетно-сиюминутный порыв осуществить эту инициативу, что называется, "с кондачка". Ибо опасается, что в российском обществе тогда сработает дух отрицания:
Сталин вам, значит, символ ненавистной России? Будем ходить с портретами Сталина. Вы тут обличаете преступления коммунистов? А мы тогда специально скажем, что не было никаких преступлений, товарищи Ленин и Сталин только давили таких уродов, как вы, и правильно делали.
Что ж, не будем судить православного публициста – дабы не быть судимыми!
И что здесь, в этой связи, достойно особого внимания или, лучше сказать, внятия, это ещё одна, пожалуй, наиболее тонкая и трудно уловимая грань. Та грань, которая связана с требованием сочетать осмотрительность с решительностью в тот момент, когда речь действительно идет о благе Отечества (см. подробнее). Соответственно, чтобы нащупать эту грань, требуется проявить
- осмотрительность – там, где возникает опасность пойти на поводу у сиюминутного с его безотчетными импульсами, возникающими в ответ на, возможно, расчетливо посылаемые провокационные стимулы;
- решительность – в приуготовлении к свершению судьбоносно-спасительного, когда, не думая о минутах с высока, мы можем оказаться способны проявить в своих мыслях, оценках, поступках чуткость к тому решающему, что становится явно при встрече на мгновенно-очной ставке с Судьбой (см. по теме).

  • 1
Странные православные, сводящие всю мотивацию к шкурным интересам манипуляторов и к пропаганде, окормляющей интересы, через которую можно рулить иррациональной "пехотой". То ли объяснять некогда, то ли и вовсе своих соотечественников за людей не считают. Сами манипуляторы, впрочем, тоже не люди, если становятся легкой жертвой пропаганды, своей или чужой, стоит им ослабить рациональный контроль. Пропаганда - это тот бес, который поселяется в доме без хозяина, еще и других приводит (вражеских). Нет хозяина - субъекта. Нет ценностей, нет Духа. Дух - коллективное начало, дышит, где хочет.

Вывод: некоторые православные нам вовсе не братья по вере, они игнорируют само понятие Духа, без которого невозможна вера.

Вывод НЕ про "некоторые товарищи нам совсем не товарищи". И вообще, не вывод, НЕ вердикт, НО
1) проблематизация: _точки зрения и интерпретационные модели, озвучиваясь как религиозно, так и светски ангажированными "НЕтоварищами", оказываются, в принципе, достаточно расхожими в публично-политической коммуникации, как и в целом, в общественном сознании_;
2) далее, фиксируя проблемно-тематический узел: _реальность/нематериальные активы/коммунизм_;
3) и только исходя из этого проблемного контекста, двигаться к выводам, – а именно, к _практическим_ выводам: _осмотрительность/решительность_ (заключительный абзац).

То есть расчеловеченный формат отношений настолько въелся в сознание многих, что манипуляторы - такие же жертвы этого формата, что и обличать их отдельно от остальных бессмысленно? Учиться самим и учить других осмотрительности: отделять зерна от плевел, ценности от пропаганды. И быть готовым действовать

Обличать бессмысленно. А смысл – в том, чтобы рассматривать содержание вбрасываемое манипуляторами как концентрированное выражение общего отчуждения.

Антисоветчик - всегда антигуманист. Если действительность противоречит ему, тем хуже для нее. Значит, надо редуцировать народ до сброда, политика - до кукловода - и развести по разным субъект-объектным нишам. Где "пехота" - точно не люди, а объекты манипуляции, но и кукловод отчужден от человеческого содержания, от идеальной мотивации.

Ну не может антисоветчик смириться с фактом, 90% сограждан разделяют советские ценности. Значит, надо приписать сей феномен отравлению вражеской западной пропагандой. То, что Запад ругает есть добро для недалеких масс. Из принципа отрицания. Но если Запад скармливает нам антисоветчину, провоцируя ресоветизацию, что нам скармливают доморощенные манипуляторы из элиты? Не то же самое? И чем они так сами так отравились, какой своей пропагандой? Капитализмом? Наконец-то сами поверили в то, что несут 25 лет?

Точнее, так (в дополнение к _обличать – бессмысленно_). Обличать – не совсем бессмысленно, и даже необходимо. НО! Обличение становится бессмысленным, если оно не подразумевает включения в контекст критической САМО-рефлексии на предмет общего отчуждения. Проще говоря – контекст, в котором надобно _на себя оборотиться_.

Есть наличие – в виде действительного состояния общества с соц.институтами, функционирующими НЕ по назначению, НО в мутационном формате, ведущем к само-разрушению общества.
Есть – идеал как адекватный, соразмерный ответ на вызов этого мутирующего состояния.
Но следует выделять ещё препятствия на пути проектной реализации идеала в этом наличном реале. Вот, такой вот нюанс, что НЕ просто констатация наличия является исчерпывающей в понимании проблемы, НО есть два класса проблем:
1) собственно, вызов – наличное положение вещей, учиняемое разного рода реформаторскими подвижками и инфо.манипуляциями, прямо или косвенно их поддерживающими;
2) препятствия на пути практической реализации ответа на этот вызов, каковые препятствия присутствуют в самом обществе, в отношениях между гражданами и их группами, и только ими же самими могут устраняться _из самих себя и своих отношений_.

Засвидетельствовать, с одной стороны, наличие в виде _гадов_ реформаторов и манипуляторов, с другой стороны, _надо_ идеала – это ни о чём, если при этом не свидетельствуется необходимость на себя оборотиться и привести свои отношения в то качество, посредством которого реально можно двигаться к воплощению идеала в реале.

Именно об этом Кургинян говорит в заключительных словах на II Съезде РВС: _Так не пройдёт!_!
"Товарищи, вы должны отвечать за решение! Теперь вы мне это поручили, я вам говорю, дорогие мои, так не пройдет. Так не пройдет! Этой ценой ничего не сделаешь и не изменишь ..." и т.д.
Вот, вроде бы, все замечательно выступили – и по наличествующему реалу, и по чаемому идеалу. Что не так? Что значит "не пройдёт"? Почему это уже НЕ о прожектах реформаторов-оптимизаторов и их либероидный интерфейс, НО это адресуется именно участникам Съезда?...
А вот, потому, потому, что все замечательно навострились критиковать _наличное_ и говорить про то, что _надо_. И всё время за кадром остаётся вот тот самый 2-й класс проблем – препятствия _в сами себе и своих отношениях_. И это именно потому, что _на уровне практики_ замечательно встроились в режим вот такого интересо-центризма, "клуба по интересам" и т.п.
И всё это, дескать, "не надо рефлексировать" и т.п. Ну, так, хрен ли, это тогда всё бумажные бои – при реальном продолжении и совместными усилиями обеспечении этих самых мутационных процессов.

И не надо говорить, что это "провокационный повод", чтобы уже и друг друга обличать. Нет, об _отношениях_ речь, о _качестве_ отношений. Это, наоборот, очень конструктивный подход, потому что это не про идентификации, кто больше/меньше отчужден, деструктивен и т.п., там, кто "герой", а кто "козёл" и т.п. Но это про совместно смотреть, достигли необходимого всем качества отношений, конкретно вот здесь и здесь, а если нет, то что конкретно не так, чего не достаёт, что совершенствовать и т.д.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account