око

полемическое архи полемическое

Супротивное сходится, из различных – прекраснейшая гармония, и все происходит через борьбу. Гераклит

Previous Entry Share Next Entry
"ничего" и "лучше" — в западном и альтернативном вариантах нутряного постижения
Чапай
arhipolemos
в перспективе тернистого пути кривой козы к обретению особенной стати »»» ...
Вместе с Целительным в просвете бытия сразу является злое. Его существо состоит не просто в дурном человеческом поведении, но покоится в злобном коварстве ярости. То и другое, целительное и яростное, однако, лишь потому могут корениться в бытии, что бытие само есть поле спора. В нем таится сущностный источник отказа. В чем отказано, то высвечивается как Ничего. К нему может быть обращено наше “нет”. “Ничего” происходит никоим образом не из отрицательного слова “нет!”. Всякое “нет”, не лжеистолковывающее себя как своенравная заносчивость полагающей мощи субъективности, но остающееся тем “нет”, каким эк-зистенция допускает бытию быть, отвечает на вызов высвечивающегося отказа.
М. Хайдеггер. Письмо о гуманизме
И вот, эпохальное: "Вы хоть понимаете теперь, что вы натворили?", – хотя пояснений со стороны адресатов не ожидалось, – таки было удостоено ответа. Очень лаконичного, лапидарного ответа: "Это лучше, чем ничего".

Таким был ответ американского оппонента в т/п "Специальный корреспондент" от 30. 09. 2015 г. (см. фрагмент видео – удалено) – на вопрос ведущего, почему США продолжают наносить бомбовые удары в Сирии и сопредельных государствах.
Нет, дело здесь не в пресловутых "тупых американцах" (с). Гораздо важнее обратить внимание на то, какая истина говорит этими "наивными" устами.

Так, С.Е. Кургинян распознал в этом "обосновании" внешней политики США "специфический голос из американского подполья" (см. фрагмент видео – удалено), – вспомнив нечто чрезвычайно конгениальное из того, что говорилось в "Записках из подполья" Достоевского: "Хоть и ретроградно, а все же лучше, чем ничего".
Да, с тех пор, как прекрасный конь Модерна откинул копыта, Запад ничего не предлагает миру. Ничего – кроме своей агрессивной гегемонии, которая, утверждаясь как господство с позиций метафизической ставки на Ничто, обращает историческое развитие мира вспять.

Повествующий, от лица которого изложены "Записки", полемизирует с просветительским проектом исторического движения человека и общества к "благоденствию и процветанию". В этой полемике, происходящей в Век девятнадцатый, железный, выражено предчувствие гибели прекрасного коня Модерна. Гениальное предчувствие, прозревающее сквозь налично наблюдаемый железнобоко-могучий бег этого коня.

Между прочим, в этом предчувствии выражена способность чувствовать нутром, присущая русской кривой козе (см. в тему – о диагонали матрицы между эмоциональной рациональностью и рациональной эмоциональностью). А то, что это умно́е чувство (см. там же) укоренено в крайне нигилистическом умонастроении, фундаментальная подоплека здесь в том, что, проникновенно прозревая в ту бездну, которая присутствует в нутре западного коня, коза испытывает гипнотизирующий взгляд этой бездны.
Вы кричите мне (если только еще удостоите меня вашим криком), что ведь тут никто с меня воли не снимает; что тут только и хлопочут как-нибудь так устроить, чтоб воля моя сама, своей собственной волей, совпадала с моими нормальными интересами, с законами природы и с арифметикой.
— Эх, господа, какая уж тут своя воля будет, когда дело доходит до таблички и до арифметики, когда будет одно только дважды два четыре в ходу? Дважды два и без моей воли четыре будет. Такая ли своя воля бывает!

Ф. Достоевский. Записки из подполья. Часть I. Глава VIII.

Воля к, отрицающая рациональный исток своих собственных полаганий. Отрицающая, для того чтобы волить к самой себе. И тем самым вовлекаться в ничтожное ничто (см. подробнее).

Судьба классической метафизики, свидетельствующей судьбу западной идентичности. И вот, о том же и в художественно-литературном тексте, где повествование ведется из нутра русской идентичности. Abyssus abyssum invocat (лат. – "бездна бездну призывает", – ср. аналоги в русских пословицах: На бедного Макара все шишки валятся и т.п.)...

Повествующий в "Записках" вопрошает и свидетельствует.
И почему вы так твердо, так торжественно уверены, что только одно нормальное и положительное, — одним словом, только одно благоденствие человеку выгодно? Не ошибается ли разум-то в выгодах? Ведь, может быть, человек любит не одно благоденствие? Может быть, он ровно настолько же любит страдание? Может быть, страдание-то ему ровно настолько же и выгодно, как благоденствие? А человек иногда ужасно любит страдание, до страсти, и это факт. Тут уж и со всемирной историей справляться нечего; спросите себя самого, если только вы человек и хоть сколько-нибудь жили. Что же касается до моего личного мнения, то любить только одно благоденствие даже как-то и неприлично. Хорошо ли, дурно ли, но разломать иногда что-нибудь тоже очень приятно. Я ведь тут собственно не за страдание стою, да и не за благоденствие. Стою я... за свой каприз и за то, чтоб он был мне гарантирован, когда понадобится. Страдание, например, в водевилях не допускается, я это знаю. В хрустальном дворце оно и немыслимо: страдание есть сомнение, есть отрицание, а что за хрустальный дворец, в котором можно усумниться? А между тем я уверен, что человек от настоящего страдания, то есть от разрушения и хаоса, никогда не откажется. Страдание — да ведь это единственная причина сознания. Я хоть и доложил вначале, что сознание, по-моему, есть величайшее для человека несчастие, но я знаю, что человек его любит и не променяет ни на какие удовлетворения. Сознание, например, бесконечно выше, чем дважды два. После дважды двух уж, разумеется, ничего не останется, не только делать, но даже и узнавать. Все, что тогда можно будет, это — заткнуть свои пять чувств и погрузиться в созерцание. Ну, а при сознании хоть и тот же результат выходит, то есть тоже будет нечего делать, но по крайней мере самого себя иногда можно посечь, а это все-таки подживляет. Хоть и ретроградно, а все же лучше, чем ничего.

Ф. Достоевский. Указ. соч. Часть I. Глава IX.

Поиск "единственной причины" – сознания ли, бытия, в виде рационального основания или иррациональной воли, – всё одно, этот "общий знаменатель" добывается ценой попадания в ту самую ловушку cogito, которое,

"я-мысля-ибо-существуя", осуществляет само-полагание, замыкаясь на свою я-одномерность и пытаясь уложить в прокрустово ложе "строгих" языковых средств возможность понимания того многогранного, что являет собой его бытие и бытие мира (см. подробнее).

И далее со всеми остановками – вплоть до "свету провалиться, а чтоб мне чай всегда пить". Ибо "лучше, чем ничего".

Однако, в чём, всё-таки, состоит то "лучше", которое кривая коза должна почувствовать своим проницательным нутром, чтобы увидеть перспективу обретения ею той самой особенной стати, что связана с её Судьбой и Предназначением (см. предыдущий материал по ссылке в подзаголовке данного поста)? И как тогда можно осмыслить то специфическое "ничего", неизбежно сопутствующее усмотрению этой перспективы? Сопутствующее, но, в этой перспективе, кардинально отличающееся от _ничего_ западного коня. А именно так отличающееся, что там _ничего_ обращает проектную волю на самого её субъекта, взрывая его изнутри; а здесь _ничего_ высвобождает для того, чтобы быть _к смыслам_/посредством/в перспективе смыслов_ (см. там же; плюс, подробнее, материалы: матричное и собственно человеческое). Наконец, вопрос ещё затрагивает _как?_ возможности избежать тех ловушек, где западное _ничего_ предстает как "чего", причём, такое "чего", что оказывается "лучше", и настолько, что аж "лучше" _всего_ на свете.

С этими вопросами вновь вернемся к изданию материалов в/п "Суть времени". Как можно заметить, материалы эти, спустя четыре года, лишь возросли в своей актуальности.
Герой «Записок из подполья» Достоевского рассказывает, как в мечтах он видел себя то на балу «на вилле Боргезе, что на берегу озера Комо», то «чуть ли не на белом коне и не в лавровом венке». Когда-то моя мать мне говорила, что Достоевский очень точно отразил определенные черты национального характера – к сожалению, не лучшие.
Для того чтобы вы могли что-то делать, вы должны эту свою воображаемую конструкцию демонтировать (ученые говорят «элиминировать»), испарить... И сказать: «Да, я нахожусь здесь вот. Реальность состоит в том, что я нахожусь вот здесь». В ловушке. Прошу прощения за резкое выражение, в полной заднице. Признав это, вы можете планировать подъем. Вы скажете: «Сейчас я нахожусь вот на этой ступени, а потом я поднимусь на ступень выше. И еще выше. И вот я уже дошел до того самого уровня, на котором я себя ранее воображал. Но я не в снах своих «на озере Комо» и «в лавровом венке» себя здесь обнаруживаю, а в реальности. А это огромное счастье, потому что я преодолел эти ступени. Я оказался здесь. А передо мной еще одна ступень, и я могу оказаться еще выше. Если я захочу двигаться дальше, то, может, я напрягу силы и прыгну на новую ступень. Но я же прыгну на нее из точки реальности – оттуда, где нахожусь».
Зачем же подменять все это фантазиями, игнорируя реальность и лишая себя возможности действительно из низкого и пагубного состояния перейти в состояние высокое или даже высочайшее, вложив в это соответствующие усилия? Зачем нужна эта фикция, если она препятствует тому, чтобы вы двинулись хоть куда-то? Вы никуда не двинетесь, если есть эта фикция! Потому что вам уже хорошо. Вы там, в своем воображении, как бы всего достигли.
Возвращаюсь к козе, на которой русские ехали несколько веков. Которая кривая, косая, упрямая, неловкая и все прочее. Чем такая коза отличается от Конька-Горбунка или от огнедышащего коня? Тем, что Конек-Горбунок – это изобретение достаточно позднее, гламурное. Это как шкатулки Палеха. Это красивая-красивая живопись. А кривые, вонючие, дикие козы – это глубины настоящего народного фольклора.
Есть известная притча, в которой могущественная сила говорит герою или героине: «Ты приезжай ко мне не одетым и не голым, не верхом и не пешком». И, мучительно обдумывая, как это сделать, герой или героиня (кажется, героиня) в итоге надевает рыболовную сеть на голое тело, садится на козу и едет. И вдруг оказывается, что действительно: и не одетая, и не голая, и не верхом, и не пешком, а едет на этой самой козе.
В фольклоре вообще и в русском в особенности есть понятие «самоумаление», после которого начинается восхождение. Так вели себя русские юродивые, так ведет себя вообще наша культура. Когда из определенного типа самоумаления начинается неумолимый подъем, неумолимое восхождение. И когда в осознании, видении собственной ситуации концентрируется одновременно и очень мощное чувство того, что ты к чему-то призван, и чувство собственной недостаточности, недоделанности, уродливости. Так вот, если нет и того, и другого одновременно, то нет фольклора, а есть гламур.

Кургинян С.Е. Суть времени. Философское обоснование мессианских претензий России в XXI веке.
В 4-х т. М.: МОФ ЭТЦ, 2012. Том 3. С. 6-9.
(стенограмма в/п "Суть времени–21").

Однако, чрезвычайно каверзная конструкция: находиться в заднице и при этом пытаться эдак приукрашивать реальность, представляя козу "Коньком-Горбунком", а этого последнего пытаться представить "огнедышащим конём". И это ввиду всё того же: "Достижение он любит, а достигнуть уж и не совсем, и это, конечно, ужасно смешно. Одним словом, человек устроен комически; во всем этом, очевидно, заключается каламбур" ("Записки". Часть I. Глава IX.).

Но вот, умоли́ть себя само-умали́ться ради неумоли́мого восхождения. Насколько ужасно трудной предстаёт эта возможность, настолько ужасен был бы смех по поводу "каламбура", увиденного в такой артикуляции этой возможности!...

Мы всегда имеем дело со структурной связкой – в виде _чего_: реал/идеал vs. суррогат реала/идеала. В этой связке присутствует также _ничего_, которое, однако, уже не есть структурный элемент, но есть то, что адресует к бытийствованию, как бытию в реале, руководствуясь идеалом. А это бытийствование содержит в себе возможности _обращения к_ проектно-смысловой перспективе vs. _отчуждения от_ этой перспективы.

В этой связи, внимание к идеалу должно так настраивать восприятие реала, чтобы на его фоне усматривать смыслы как возможности решения, выражения и восхождения (=бытие _к смыслам_/посредством/в перспективе смыслов_, соответственно).

Идеал, хотя бы и идентичностно адекватный (=особенная стать), но не соотнесенный с реалом и не задействованный в настройке его восприятия, будет давать только иллюзию решения/выражения/восхождения.
Равно, как и реал, взятый безотносительно идеала, будет представлять собой тщетные попытки выехать к смыслам на кривой козе.
В любом случае, половинчатость интенций, имеющая место в такого рода псевдо-идеализме и псевдо-реализме, ведёт к тому, что _ничего_ отчуждения от бытия в проектно-смысловой перспективе заполняется суррогатами представлений о реальном/идеальном.
Интенции закупориваются наличествующим в широком смысле (и отражаемая реальность, и воображаемые идеальные представления). Тем самым не остаётся _ничего_ от миро-проектного измерения интенциональности, как измерения смысло-порождающего бытийстования.

В этом смысле, _ничего_ само-умаления должно начинаться именно в конкретных интенциональных актах, – а именно, как проблематизация присутствующих в этих актах притязаний на смысл (см. в тему). Именно в вышеозначенном трояком значении – смысл
- как решение в конкретных ситуациях поступка, переживания, мышления,
- как то, что выражается посредством знаковых средств (на основе решения),
- как Высший Смысл, задающий перспективу восходящего развития (а перспектива задаёт контекст решениям и выражениям).

Итак, _чего_ реала/идеала и _ничего_ интенционала. И вопросы.
Действительно ли присутствует в интенционале то, что составляет его притязание – смысл, присутствие которого достигается ценой самоумаления в реале ради действительного восхождения к идеалу?
Или там присутствует нечто, которое оказалось там просто потому, что "это лучше, чем ничего"?...

  • 1
Ролик т/п "Специальный корреспондент" от 30. 09. 2015, в котором присутствуют фразы, послужившие инфо.поводом к материалу, удалён. В другом ролике этой теле-передачи (см. youtube) эти фразы вырезаны.
Козлы! ...Ничего личного – просто так делают только законченные козлы.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account