око

полемическое архи полемическое

Супротивное сходится, из различных – прекраснейшая гармония, и все происходит через борьбу. Гераклит

Previous Entry Share Next Entry
К возможности нового нарратива: язык ответственности
маска
arhipolemos
/ предыдущий блок /
Итак, о чём в предыдущем блоке, коротко и по сути. Проблема интеллектуалоёмкости государства, первым слагаемыми которой является низкое качество тех групп общества, на которые государство должно опираться в интеллектуальном обеспечении своего функционирования. Решение состоит в формировании интеллектуально-политического класса, – как посредника между государством и его опорными группами в обществе. Это и есть авангардный класс–нарратор, о возможности которого говорилось во 2-м блоке нашего наброска (см. нарратив как предчувствие). Суть же проблемы заключена во втором её слагаемом, которым является путь от первого слагаемого – как проблемы-вызова – к решению-ответу. И это путь обретения языка ответственности, в чём, собственно, состоит главная задача формирования нарратива, как большого рассказа, выражающего содержание миро-проекта. Главным же препятствием на этом пути является язык интеллектуального сервиса. Поэтому, самым каверзным в уразумении сути проблемы является то, что её второе слагаемое остаётся "за кадром" уже самой публично-политического коммуникации, где бы она могла предстать в своей значимости для государства и общества. Ибо самая формулировка данной проблемы и множества других проблем, самые концептуальные средства, используемые для этой формулировки, задают такую перспективу решений, в которой обслуживание всегда подменяет служение.

В принципе, само такое – структурное – представление проблемы является несложным, для того чтобы схватить её суть. Однако, в то же время очевидно, что даже осмысление, намеренное только приблизиться к более-менее отчётливому ви́дению возможностей решения этой проблемы, даже это, в принципе, не может быть представлено в упрощенном формате. Поэтому, кстати, считающие, что любая проблема и пути её решения могут быть представлены "в два притопа, три прихлопа", могут сразу закончить чтение этого материала. И отправиться дальше пребывать в своём простом мирке, находящемся по ту сторону реального мира.
Что же касается намёток к решению проблемы интеллектуалоёмкости государства в рамках нашего наброска, в предыдущем его блоке такие намётки давались в виде контексто-образующего контура. В ходе разбора одной полемики по поводу некоторых высказываний С.Е.Кургиняна об интересующей нас проблеме в в/п "Смысл игры–103", была осуществлена рефлексия на структурообразующие основания концептуальных решений, притязающих на формирование нарратива, а также тех концептуальных решений, которые притязают на действительное усвоение содержания этого нарратива в процессе его интерпретации. В качестве структурообразующего основания в этом ключе была зафиксирована миро-проектная решимость. Поскольку тем самым затрагивается самое существо способности быть человеком, постольку средоточием всей контекстообразующей композиции выступает родовая сущность человека. А тем самым путеводная нить концептуальных решений, формирующих нарратив или участвующих в его интерпретации, оказывется прочно привязанной к своему метафизически предельному основанию.

В такой рефлексии на возможность нарратива получают своё действительное обоснование политико-идеологические позиции. А это, по сути, значит, что содержание этих позиций находит свою артикуляцию в языке ответственности. Здесь же, очевидно, обретается возможность добросовестной критики, направленной на высказывания, в которых выражено содержание политико-идеологических позиций.

Продолжим в данном ключе набросок возможности нового нарратива, развивая его, как мы условились вначале предыдущего блока, в формате _цикла-диалога_.

Нацеливаясь на дальнейшее выяснение ключевого вопроса – об условиях возможности обретения языка ответственности, – сначала, в качестве очередного полемического инфо.повода, приведём фрагмент одного ЖЖ-поста. В нём озвучивается определённое, назовём его так, "рац.предложение". В котором можно увидеть яркий пример того, как притязания на политико-идеологические позиции озвучиваются на языке сервиса, при полном отсутствии всякого присутствия языка ответственности.

"рац.предложение" взято у shakkar в Запрет голосовать для поколения "колбасы за 2.20"
Поколение "верните колбасу за 2.20" – самое уязвимое поколение в современном обществе. Им не нужны никакие реформы, им глубоко плевать на прогресс, их не интересует ничего, кроме собственной ностальгии и возможности поучить жизни внуков или просто молодежь у подъезда! А ведь таких "деградирующе-ностальгирующих" дедушек и бабушек в России никак не меньше 35 миллионов. И это настоящая драма, когда судьба страны оказывается в руках "мечтателей о прошлом".

На самом деле, я немного сгущаю краски, но кардинально это ситуации не меняет. ...
< Дальше – статистика и демагогия. Поэтому, опустим. Вот, собственно, инициатива, облеченная в вопросительно-гипотетическую форму. >

Так что? Может, отменить все-таки право голоса для аудитории "60+"? Мне кажется, с такого необходимого шага можно начать настоящее строительство новой России.

Прежде всего, коротко: с такого "необходимого шага" можно начать настоящее строительство фашистского государства-корпорации, в основе которого антигуманизм, и политическая практика которого состоит в ставке на беззаконие. Исторически, такое устройство было уничтожено теми поколениями наших предков, которые автор вышеозначенного "рац.предложения" предлагает лишить права голоса.

Это – для справки. И без навешивания ярлыков. То есть ничего личного, просто информация к размышлению. Далее.

Тоже коротко, по поводу "ностальгии" и желания "вернуть колбасу за 2.20". По-моему, сегодня даже люди самого преклонного возраста понимают, что ситуация в стране и мире изменилась, и настолько кардинальным является это изменение, что всерьёз требовать "назад в СССР 1.0" можно только пребывая по ту сторону реальности. А от ностальгии по советскому, – каковая ностальгия достаточно длительное время подпитывается поточным производством "старых песен о главном", "новых фильмов о старом" и прочей продукции, предназначенной для того чтобы "пипл хавал", – от всего этого уже должно воротить все возрастные группы населения.
Кстати, поток этот создаётся именно "прогрессивно-креативными" ненавистниками "тупого совка". Они же – комьюнити ненависти, являющееся источником доброжелательной презрительности и высокомерной симпатии ко всем возрастным группам населения России (см. подробнее).

Отсюда – следующее, – то, что действительно надо делать, причём, прежде всяких законотворческих инициатив.

Очевидно, что, притязая на политические позиции, причём, какого бы то ни было идеологического колера (в пределах народовластия и гуманистической направленности), надо перестать вот так кривляться, кочевряжится, совершать ужимки и прыжки на тему "народ не тот". И учиться доносить до народа идеи развития общества и государства.
А прежде этого и для того чтобы это, вообще, было возможно осуществить, надо задуматься: знаешь ли ты свой народ, всё то значимое и великое в его истории, что запечатлено в его душе и в чём явлены творческие потенциалы его духа? Потому что, если с представлением обо всём этом, его чувством, живым его пониманием у тебя проблема, то это НЕ "им глубоко плевать на прогресс", НО это тебе напевать на свой народ! И если так, то все твои "прогрессивно-реформаторские" идейки, опять-таки, независимо от мировоззренческого и идеологического наполнения, суть пустопорожнее фуфло, недостойное того, чтобы, вообще, присутствовать в поле публично-политической коммуникации.

Теперь, собственно, о том, что представляет собой возможность самого того, чтобы задуматься на означенную тему – во преодоление означенной проблемы. Той проблемы, которая встаёт на пути этого мышления. Встаёт не обязательно в виде идейных суррогатов (как в приведённом примере), но также в виде такой пагубной вещи, как безмыслие (о чём см. вначале 1-го блока данного наброска). Не менее пагубной, чем эти суррогаты, ибо высвобождающей пространство для их внедрения (см. там же, пункт 2-й).

Итак, ключевой вопрос: в чём и каковы условия возможности для того, чтобы обрести язык ответственности? В качестве такого условия возможности свидетельствуется молчание. Попытаемся в общих чертах осмыслить этот феномен, спрашивая далее, как исходно должно быть понято молчание в этом его свидетельствовании.

В армии говорят: "чтобы уметь командовать, надо научиться подчиняться". Аналогичным образом, в нашем ключе можно заметить:
_чтобы уметь говорить, надо научиться молчать_.
Здесь также будет кстати вспомнить пословицы: слово – серебро, а молчание – золото и молчание – знак согласия.

Что касается первого, – в нашем контексте, где "золотом", всё-таки, должно быть слово, а точнее, азбука идентичности исторически ответствующего класса–нарратора (см. 2-й блок), – в этом контексте, молчание, это, скорее, _почва_, на которой осуществляется такая "золотодобыча".

А что касается согласия, здесь смысл должен быть шире, нежели просто безоговорочное принятие тех или иных утверждений, императивов, пожеланий и т.д. и т.п. А также – шире, чем такой, как можно сказать, консенсус по умолчанию, то есть тоже принятие, но совершаемое обоюдно, причём, уже состоявшееся и закрепившееся в опыте в качестве определенных конвенций разделяемых членами определенной общности или, в целом, социума. Всё это тоже представляет собой нечто производное, апостериорное. А именно – по отношению к молчанию/ответствованию в экзистенциально-метафизическом смысле.

В этом смысле, молчание есть условие возможности исцеляющего логоса

в том буквальном и одновременно фундаментальном значении, что собирающая энергия речи (логос – от греч. λέγειν – с-казывать, собирая воедино всё то, о чём речь) адресует к возможности бытия целым коллективного субъекта. Каковая возможность имеет свой исток в целокупной способности быть человеком
(см., подробнее, – в том числе, о том, _как_ исторически сказывается эта бытийная способность в её взаимоопределяющих отношениях с осознанием идентичностного первородства, и в связи с контр-позицией:
_западное рацио vs. альтернативнозападный логос, как, соответственно, слово вещей vs. слово дела_).

Собственно, на рассмотрение, в таком предельном смысле, темы молчания в рамах данного наброска меня натолкнул один вопрос, заданный мне на одной из веток ЖЖ.
lab_sr, – которому огромное спасибо за этот вопрос! – задал его по поводу предыдущих трёх блоков этого наброска (см. у witeman'а – в комментариях к _Смысл игры - 103. Язык ответственности элит._):
Читая твои последние три статьи, что нарратив вызревающие, волей-неволей по словарям да статьям пришлось. И наткнулся на "говорящий субъект". Я конечно всё "о своём", но вопрос теперь мучает - каково это быть субъектом, но при этом... молчащим?
Замечательный вопрос! Очень в ключе тех моментов моего наброска про возможность нарратива, где говорится о _пред-структуре понимания_, соответственно, о _(концептуальных) пред-решениях_ в процессе формирования нарратива, а также интерпретационного усвоения его содержания.
Концептуальное (пред)решение необходимо предполагает молчаливое вслушивание в то, что востребует выражения в речи по определенному поводу, в соответствии с определенными обстоятельствами ситуации мышления/поступка, наконец, в соответствии с тем, что вызвало мысль и выступает образующим в её событии (см. в тему – о законе уместности бытийно-исторической мысли). Всему этому молчаливо внимает ухо мыслящего, для того чтобы средства означивания и выражения, которые избираются в результате концептуального (пред)решения, смогли ответствовать зову совести, который должен быть расслышан в этом молчаливом внятии.

(По теме сигетики (от греч. σιγάω – умалчиваю, храню молчание) – как молчаливого внятия в приуготовлении к тому, что должно сказаться позже, следуя историческому событию истины бытия, – подробнее, см.
- цикл _Отстоять Хайдеггера_: фрагменты 3.2.3. и 3.2.4.;
- цикл _К интерпретационной конфликтологии_: фрагмент 7-го блока;
- цикл _Любить, чтобы понять_: п. 3.3.7.).

Однако, что касается тех или иных понятий, присутствующих в теме нарратива, и попыток уразуметь смысл этих понятий "по словарям да статьям". Надо заметить, что это не ахти какой источник, если акцентироваться именно на _возможности_, и возможности именно _нового_ нарратива. Разумеется, это не значит, что не следует работать со вспомогательными материалами такого рода (справочными, исследовательскими и пр.). Но надо понимать, что они именно _вспомогательные_, и поэтому, они не должны восприниматься именно как _источник_ понимания этой возможности.

Источник же обретается в жизненной конкретике культурно-исторического опыта. Её, прежде всего, надо сделать для себя, собственно, _жизненной_. Сделать культурно-историческую конкретику таковой для своего сознания, чувства, – чтобы увидеть возможность на практике сделать её причастной жизни живой! Уже это сегодня оказывается большой проблемой (о чём т.ж. см. 1-й блок). Но только так можно расслышать совестным слухом то, что востребует концептуальных (пред)решений.

Для всего этого надо _решаться экзистенциально_, – узнавая своё бытие-в-мире, его целое, как заботу. А это значит, прежде всего, различать

- своё пребывание в замкнутом круге мироокружно озаботившего и
- перспективу миро-проектного заступания к возможности быть человеком.

Второе есть, исходно, заступание _к смыслам–возможностям_, которые призывают _из мира_.

Первое же свидетельствует о том, что мир, преимущественно, встречая как непосредственно окружающее, замыкает от усмотрения этих возможностей.

Здесь мы сталкиваемся с духовно-экзистенциальной сутью проблемы субъекта. И как говорящего, и как поступающего, и в целом – как субъекта сказавшего–сделавшего!
И прежде всего, это –

проблема само-конституирования того, _кто_, пытаясь представит себя _для себя_, обнаруживает, что именно в этом качестве он _есть всегда уже вовне себя_. А именно – в мире, причём так, что всё время, в режиме "коса на камень", мироокружающая горизонталь находит-ся в противоборстве с попытками вертикального прорыва, позволяющего закрепить путеводную нить смыслообразования в целостном миро-проектном ви́дении (пред-усмотрении) своего пребывания (пред-взятия) в пределах этого горизонтального круга.
Это авто-рефлексивное обращение _к тому, кто_, адресует к _субъектообразующей_ динамике/энергии/телеологии (см. подробнее; там же, кстати, см. эпиграф со словами Хайдеггера о том, что уши до той поры не услышат, пока не начнут мыслить).

Итак, смыслообразование – в рефлексивно-проективном ходе мышления-действия, протягивающем путеводную нить пред-решений о концептуальных средствах в процессе формирования нарратива или интерпретации сформированных нарративных элементов. Эта нить имеет основополагающую привязку в субъектообразвании – как заступающе-решающемся пребывании в обступивше-препятствующих условиях.

Да, бремя царства необходимости на пути восхождения к царству свободы. Извечная тяжба объективной обусловленности и безусловной свободы субъекта. Несовершенное естество, всё время низвергающееся назад и вниз, ускользая от духовных устремлений вперед и вверх. Сущее, окутывающее непроницаемо плотными пластами овеществления возможность проникнуть к бытию, внимая смыслам–возможностям, в виду которых сущее есть.

Сквозь эти историософско- и экзистенциально- метафизические контроверзы мы протягиваем линии своего миро-проектирующего бытия. Пунктирные линии, состоящие из

- пробелов нерешительности, "обусловленных" нехваткой времени и обуславливающих её;
- мгновенно-очных моментов внятия своевременно-решающему в отведенном времени своего бытия-в-мире (см. _Любить, чтобы понять_: п.3.3.6.: _"вечный" цейт-нот и временность искупления_).

Язык ответственности возможен благодаря способности со-настроить энергию речения в такт экстатике временения (см. там же, выше п.3.3.5., а т.ж. _Отстоять Хайдеггера_: 3.3.). Каковая способность взращивается на почве молчания. Того молчания, которое внимает смыслу сказанного НЕ из расхожих конвенций о значении словоформ, НО проникаясь мерным роком исторического свершения, формирующего темпоральное устройство речи (конвенции же, коль скоро они сами историчны, они только и становятся возможны на основе этого устройства).
Благодаря этому проникновению, в речевых формах становится различима пунктирная (пред)структура миро-проектирования. Поэтому, согласие, которое достигается посредством языка ответственности, появляется там, где экзистенциально-пунктирные линии говорящих друг с другом накладываются друг на друга так, чтобы пробелы нерешённого, имеющие место в одной линии, восполнялись решающим, должным обретаться в другой линии.

Таковы, в общих чертах, структура и динамика, образующие становление класса–нарратора и бытие им.

Кстати, и сама возможность внять сказанному здесь об этих структуре/динамике коренится в способности

- осуществить сонастройку речения/временения; и в процессе диалога с автором сказанного, попытаться совместно с ним (в комментариях к данному посту)
- осуществить взаимо-наложение пунктирных линий, возникающих в этой сонастройке.

И, кстати же, суть в том, что "проблемы" (они же суть _пробелы_ в пунктирной линии), которые наверняка возникнут на пути решения этой задачи, как раз и коренятся в самом темпоральном устройстве нашей речи, которое артикулировано в формулировке этой задачи. В том и суть, чтобы разомкнуть образующийся здесь порочный круг!
Так что, не проходим мимо судьбоносно-предназначенного, не уклоняемся от ответа, не ускользаем в безответную немоту – от обязательства обрести язык ответственности!...
Следующий блок »»» ... + дополнение к данному блоку »»» ...

?

Log in

No account? Create an account