полемическое архи полемическое

Супротивное сходится, из различных – прекраснейшая гармония, и все происходит через борьбу. Гераклит

Previous Entry Share Next Entry
О наиболее проблемном в обретении коллективной субъектности
маска_2
arhipolemos
дежурно — в хвост "праздничному" о превращениях солидарности и трудящихся »»» ...

В новой системе экономическая ценность обычного, не располагающего капиталом человека зависит от того, насколько он способен совмещать работу разработчика приложений (когда они нужны) с работой ночного сторожа (когда приложения не нужны) или тренера (если вдруг понадобится резко переучить ещё кого-нибудь на что-нибудь). Насколько он активен в поисках этой самой любой работы. И насколько дёшево с ним расстаться, когда его работа не требуется.
Ключевое тут, конечно – «не располагающего капиталом». Поскольку вся статистика говорит о том, что располагающие капиталами земляне вступают в период акме и расцвета. Что их капиталы увеличиваются, тем самым увеличивая их персональную стабильность, а жизнь в целом налаживается.
Но речь сейчас не о них, а о новой форме пролетариата, получившей название «прекариат» (от лат. precarium — опасный, неустойчивый). От собственно пролетариата он отличается тем, что может зарабатывать мало или много, иметь или не иметь немного собственности, есть в столовке или в стейк-хаусе — но никогда не знает, что он будет есть и сколько зарабатывать послезавтра. И где, собственно, будет зарабатыватьПодробнее »

Всё не могу взять в толк, как это у данного автора, очень метко описывающего пост-индустриальные тренды на так называемом "рынке труда", вся эта махинаторская машинерия разворачивается вокруг "среднего человека, неумолимо доживающего всё до более внушительных лет" (см. по ссылке статью, плюс – ранее – по поводу другой статьи по аналогичной теме того же автора). Дескать, старикам нужен уход, и именно поэтому данная машинерия востребует более дифференцированных форм обслуживания и умножения функций обслуживающего персонала. Так вот, по ходу, ещё раз повторю: тенденция, напротив, такова, что, при этих трендах, "стариками", нуждающимися в уходе – за пределы востребованности обществом, – люди "становятся" гораздо раньше, чем это прописывается по усреднённым меркам правовых нормативов и стат.показателей (см. там же и здесь).

Соответственно, наиболее сущностно, речь о следующем.

О том, что классические мироеды индустриальной эпохи, увеличивая свою персональную стабильность, были чрезвычайно "человеколюбивы". А именно – в смысле заинтересованности в максимальном задействовании человеческого ресурса, для того чтобы, по своим капиталоёмким меркам, налаживать жизнь в целом. Пост-классические же человекоеды нынешнего пост-индустриального безвременья, наоборот, "миролюбивы". Причём – настолько, что желают избавить мир от самого живого начала, благодаря которому, в принципе, можно говорить о целом жизни в том или ином смысле. И потому они стремятся максимально сократить человеческий ресурс, с этой целью внедряя человекопожирание в отношения людей, в их образ жизни, мотивацию, миро- и само- восприятие (см. подробнее).

Однако вопрос в другом.
Вопрос, который искренне волнует как отечественных государственников, так и отечественных антигосударственников (впрочем, и не только отечественных) — является ли этот «как бы класс» источником социального протеста и потенциальной дестабилизации.
Так вот. Правильный ответ на этот вопрос — это одновременно уверенные «да, конечно» и «нет, ни в коем случае».
Потому что, конечно, прекариату почти нечего терять (особенно в неудачные минуты его жизни). Но при этом он крайне зависим от того, что есть. Именно потому что у него всего мало.
Несмотря на то, что он сам — олицетворенная нестабильность, никто так не выступает за стабильность, как этот квази-класс.
Да, тут всё о каких-то, под микроскопом еле различимых, прослойках и группах, которые "вбрасывают", "раскачивают", приближая "час Х". Но вот, более крупные и видимые невооруженным глазом слои, которые, внешне безвредны и вполне себе лояльны сложившемуся политическому режиму, но внутри потенциально несут в себе способность составить массовый ресурс дестабилизации.

И это – те самые "улитки" (см. по теме), которые измеряют историческое развитие миллиметрово-шаговым передвижением, мир – перспективой своей маленькой раковинки, сограждан – свойствами своего студенистого тельца, любовь к Родине – своей инфантильной привязанностью к обжитой среде обитания. По этим меркам они "создают жизнь прямо здесь и прямо сейчас", "уживаясь" в "обществах взаимной помощи" и прочих группках по интересам. Они боятся всего революционного. Что, однако, свидетельствует о переносе ими свойств контрреволюционного инквизиторства на проявления революционной жертвенности (см. там же). И чем сильнее их ужас перед революционным преображением мира и человека, тем настойчивей оказывается их стремление ввериться контрреволюционно-автократической воле.

Мягкотелое нутро, облачённое в раковинку, которая, с точки зрения этого нутра, "прочна" настолько, насколько она способна обеспечить приспособление к среде формируемой разделяюще-властвующимим способами устройства мира и обществ. И вот, как это связано с ответом на вышеозначенный вопрос о дестабилизирующих потенциалах "класса брюхоногих моллюсков", или, в терминологии инфо.повода, "как бы класса" прекариата:
прекариат — это одновременно и хаос, и главный адепт порядка. Он главный сторонник прочных институтов и противник изменений. Он, носитель умения приспосабливаться как главной профессиональной добродетели — мечтает по крайней мере о том, чтобы приспосабливаться приходилось не слишком часто и не к слишком уж катастрофическим переменам.
Это с одной стороны. А с другой — у любого материала имеется свой запас прочности. И в случае «человеческого материала», именуемого прекариатом — данная прочность заканчивается тогда, когда он обнаруживает, что ему уже не приспособиться.
То есть до того момента, пока государство (ну или там бизнес) создают прекариату возможности бороться и искать и находить и не сдаваться — он максимум будет участвовать в протестных флешмобах и активно ругать миропорядок в свободные минуты.
Если же возможности искать и находить «варики» иссякнут — эта прослойка превратится в то, чем её давно желают видеть «менеджеры протестов».
Однако вопрос и в том, чтобы, со всеми этими метафорическими отсылками к миру животных, не перестать различать в людях человеческое.

Каверзный вопрос! Ибо, когда в обществе поставлены на поток преобразование видимости в самостоятельную ценность и превращение процесса потребления в самостоятельную цель, – возможно ли, и если возможно, то как, защитить то, что неразогреваемо, несплачиваемо, немобилизуемо в должной мере (см. фрагмент материала с выдержками из очерка С.Е. Кургиняна "О коммунизме и марксизме–74")?

Каверзность вопроса заключается, ближайшим образом, в том, что защитить можно того, кто осознаёт опасность.

То есть, конечно, бывают случаи, когда, отчётливо осознавая опасность, человек или коллективы людей оказываются неспособны полноценным образом оценить ситуацию и выработать адекватные способы действия в ней. И тогда, понятное дело, вся инициатива переходит к тем участникам проблемной ситуации, которые обладают этой способностью, при этом спасительными могут оказаться "непопулярные" меры, аналогичные вытаскиванию тонущего за волосы.

Но в данном случае, то, что является опасностью, "осознаётся" как "норррмальная среда обитания" (см. там же – на тему "живу я здесь").

Поэтому, более фундаментально, проблема заключается в том, что вопрос, адресуя к коллективной мобилизации для устранения смертоносной для коллектива опасности, апеллирует к коллективной же субъектности. Которая является, собственно, источником адекватного осознания всеми и каждым, "кто мы" и "где мы", и конечно же, "кто виноват" и "что делать". И самая возможность уловить суть вопроса состоит в том, чтобы, если не совсем выдернуть себя из потока видимостей и потребительских вожделений, то, по крайней мере, приостановить этот поток (см. в тему – о _феноменологическом эпохе́_). И, далее, осуществить определенную само-рефлексию – на предмет своего ценностного восприятия и целеполагания. И разглядеть в той прорве, в которую мы превращаем коллективный миро-проект своего исторического бытия, человеческое как возможность. И, воспринимая такие возможности как ситуационно конкретные смыслы, тем самым трансформировать энергию прорвы в энергию творческого прорыва (см. там же, в заключительных абзацах).

Но адресации к опасности/мобилизации отскакивают от индивидуально-субъективных "раковинок", а апелляции к субъектности претыкаются об аморфные нутреца "брюхоногих". Человеческое там, конечно же, остаётся. Но оно остаётся непробужденным, ввиду того что адресат не задействует мысль. И вот здесь – самое каверзное!

Ибо, в случае возможности коллективно задействовать мысль, по сути, не работают никакие адресации и апелляции. Кроме – sapere aude. Но это, опять-таки, предполагает кондиционное наличие субъектности, причём, преимущественно, в её индивидуально-личностной локализации. И это – такое возможествование мыслить, которое ведёт к осознанию несовершеннолетия человечества как своей собственной вины (см. по теме новогоднее).

Да-да, коллега lab_sr, _нельзя просто так взять и_ заставить мыслить большинство. Даже – в ситуациях, которые крайне настоятльно востребуют осмысленных решений коллектива без руководства со стороны других. В том числе, других – в виде управленческого меньшинства, прячущего за прочными "панцирьками" скользкие душонки (см., подробнее, дискуссию).

И да-да, коллега, ни в каких математических или технических задачках ещё не обретается достаточным образом заставляющее мыслить (см., подробнее, продолжение дискуссии). Ни-ни – ещё не!...

Ну, о том, что прежде задач – проблема (см. там же); что заставляющее мыслить – Бытие как беспредельное, и что _замо́к – в тоби_, а отмычка от этого замка́ – в твоей способности пережить беспредельность Бытия из своей понимающе-настроенно-рекущей способности быть (о чём тоже давеча – в комментариях к первомайскому материалу – по ссылке в подзаголовке данного поста), об этом, тоже не буду повторяться здесь.

  • 1
Не
заставляющее мыслить,
но
разрешающее мыслить.

мыслИТь заставляющее,
но
мысль раз-решающее.

Итого: заставляющее мыслить – чтобы мысль разрешить!

п.с. минутка юмора – в связи с _ИТь_:

... «««
"Ептыть"
— это не случайное
Двух слогов взаимодействие:
В нем "епт" — как желанье тайное...
И "ыть" — как способность к действию!
;о)

Edited at 2017-05-05 08:28 pm (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account