полемическое архи полемическое

Супротивное сходится, из различных – прекраснейшая гармония, и все происходит через борьбу. Гераклит

Previous Entry Share Next Entry
О производстве паразитизма и супротив того
человек_2.0
arhipolemos
вопросы для предуготовления к Жатве »»» ...

Нет, никто не отрицает по-настоящему «революционной» составляющей цифровой экономики. Ускорение, улучшение и удешевление не выдуманы — они есть. Однако сами по себе никакие технологии управления, облачные сервисы, бигдата и майнинговые фабрики не производят еду, одежду и бензин.
И ещё. Неизбежно поверх реальной пользы, приносимой цифровым сектором, имеется растущий (и достаточно многолюдный) класс с быстро растущей же капитализацией, который в пачке с полезными и необходимыми вещами производит и продаёт сущности, имеющие зачастую не столько ценность, сколько стоимость.
То есть в конечном итоге — этот класс и получает те условные «цифровые дивиденды», которые экономит и зарабатывает для экономики цифровой сектор. И частично превращает сам процесс «цифровизации» если не в новый пузырь, то в особую форму хайтек-колониализма.
...Так что весьма серьёзной задачей при внедрении цифровой экономики в России станет вопрос, как отделить настоящую часть её от паразитарной.Подробнее »

В общем, такое дооформление политико-экономической системы, при котором можно было бы окончательно скрыть криминально-паразитарную суть этой системы, создавая с помощью пост-индустриальных тех.средств видимость её эффективного функционирования. И – возникающий в этой связи вопрос о возможности отделить настоящее от паразитарного.

Осмысление этой возможности предпринималось в предыдущем материале (см. по ссылке в подзаголовке данного поста), – причём, не только в связи с институтом экономики, но охватывая всю социально-политическую систему, структурно-функциональное целое которой образуется всей совокупностью соц.институтов. В этом ключе говорилось о возможности _отделения ростков ответственных отношений и решений – от плевел, которые, в данном случае, представляют собой корпоративно-конфликтогенные механизмы_, собственно обеспечивающие криминально-паразитарный режим функционирования этой системы.

Плюс – затронутая в инфо.поводе тема формирования "класса-производителя сущностей, имеющих, зачастую, не столько ценность, сколько стоимость". О чём также говорилось (см. там же) – в связи с превращением труда. Таким превращением, при котором

труд лишаясь той значимости, в соответствии с которой он является ценностью, завоёванной жертвами трудового народа, превращается в функционал на рынке производства и навязывания услуг. Именно функционал, – что говорит о той зашкаливающей степени отчуждения, которая перехлёстывает даже состояние отчужденного труда (классический капитализм). Ибо подавляющая часть производимых услуг, не представляя собой действительной значимости в обеспечении ресурса для общественно-исторического развития, супротив того, предназначена для целенаправленного превращения человека в животное.

Также о формировании класса, – назовём его так, паразитариата, – в том же ключе, говорилось ещё в одном давешнем материале – здесь. На примере одного резонансного конфликта, в этом материале рассматривался феномен специфической _"классовой борьбы" в школьных классах_. В связи с чем, возникал ещё один чрезвычайно каверзный вопрос: _кто кому могильщик в этом квазиклассовом противостоянии?_. Вот – наиболее ключевое по этому вопросу:

сама энергия самоутверждения, имеющего место в неформальных отношениях представителей подрастающего поколения, включается в процесс усвоения ими правил, по которым функционирует несправедливая система. И даже поступки, взыскующие справедливости, могут обращаться таким образом, чтобы содействовать формированию и укреплению класса, определяющего правила политической игры в этой системе. А именно в том смысле, что вот эту мажорку, стервенеющую под "классово непримиримым" напором сверстников, родители, вероятнее всего, пропихнут на те или иные влиятельные позиции, – чтобы, в перспективе, закалившаяся в "классовых боях" стерва продолжила формирование и укрепление несправедливой системы. Той системы, в которой нынешние максималисты, попав в жернова корпоративно-конфликтогенных регуляторов, вскоре превратятся вот в таких же пугливых существ, какими сейчас являются их учителя. И будут так же способствовать или попустительствовать контр-демократическому саботажу, учиняемому высокостатусными стервами.

И вот, что касается вопроса, затрагивающего возможность отделения настоящей части цифровой экономики от паразитарной части (инфо.повод). Учитывая обозначенные выше ключевые моменты в превращении труда и формировании управленческого квази-класса, этот вопрос равнозначен следующему:

какую пользу может принести техническое совершенствование имитации, которая осуществляется в паразитарных интересах, – при том что именно с точки зрения этих интересов измеряется возможность различения полезного и паразитического?

Принципиально оставляя это вопрос открытым и предлагая только некоторый, весьма бледный контур контекстной рамки для поиска возможных ответов (главным образом, совместного поиска, в том числе, в комментариях к этому посту), вот что, навскиду, хотелось бы заметить.

Один мой оппонент, будучи настроен специфически оптимистическим образом, утверждает следующее (в комментариях к этому репосту):

Труд остается ценностью и в постиндустриальном обществе (собственно, сам термин "постиндустриальное общество" очень неудачный). Просто одни формы труда сменяются другими. Вместо рабочих-станочников массовой профессией стало программирование. Несмотря на все трудности, продолжает развиваться наука. А деградирующие люмпены были и раньше.

Мой ответ был следующим:

Труд – это производство материальных и духовных благ. Программирование – это некое тех.обеспечение процесса производства. Если же этот род деятельности начинает выставляться как нечто "передовое", и при этом группы, занятые этой деятельностью, начинают притязать на нечто, вроде "класса-гегемона", это демонстрирует производство паразитизма в массовом порядке.
Наука же, в полноценном смысле – как _непосредственная производительная сила_ и как соц.институт, обеспечивающий естественное и духовное развитие общества и человека – сегодня не функционирует от слова совсем, превращаясь, вместе с другими такого рода соц.институтами (например, образованием), в придаток процессов производства паразитизма и просто ублюдства.

То есть это также в тему _наукоёмкостей имитационного планирования_ (см. подробнее: разбор одного социологического исследования). А именно –

об отсутствии ответственности на входе. А также о том, что именно такими "обустройством" и "конструированием" социально-политической системы измеряется приоритетность науки в качестве "производительной" силы. Научное же сообщество, призванное быть субъектом научного познания, осуществляемого в целях общественно-исторического развития, имеет в этом формате явно не инновационные и не субъектные кондиции и мотивации. И даже супротив того: реконсервационное "день простоять, да ночь продержаться" – проволакивая рутину, выдавая на гора показуху, отстаивая статусы и прочие понты, типа "высокой престижности, ну, чиста умственного труда".

То есть, как можно заметить, и здесь – всё то ж: способствование или попустительствование контр-демократическому саботажу, учиняемому классом–паразитариатом.

В этом режиме, при любых инновационных средствах тех.обеспечения, – будь то "прямые линии" в коммуникации общества и гос.власти или "цифровизация" экономики, – всё одно, общественное сознание отформатировано так, чтобы индивидуальные носители этого сознания искали только коротких путей. И самый короткий путь – это жрать ближнего своего, сживая его со свету. Отформатированное таким образом общественное сознание ускользает от его определяемости общественным бытием, как и Бытием в целом. Ибо ещё более короткий путь – настолько короткий, что и вовсе не путь, – это желание казаться. Что означает – минус стремление быть в общественно значимых отношениях и решениях (см. по теме).

Что же до парадоксально-каверзного вопроса о пользе паразитизма, поставленного на поток и, для пущей высокоточности, оснащенного цифровыми технологиями, ключ к ответу здесь очевидно обретается в следующем.

Внедрение этих технологий должно ускорить процесс размежевания в обществе – по линии бытийно-исторической партийности (см. по теме: _опыт осмысления контр-позиции детство–1 vs. детство–2_). Коротко и просто, это означает следующее.

Если человеко-пожирательное ублюдство паразитарных меньшинств не имеет дна, то представители общественного большинства, каждый из которых либо пассивно попустительствует этому ублюдству, либо пособничает ему из нужды, рано или поздно должны преткнуться о тот экзистенциально-метафизический предел, каким является духовное измерение их бытия. И, преткнувшись, о-пределить этим бытием своё сознание, тем самым сообщая своим отношениям и решениям способность внимать всему тому, что значимо в формировании нормальной социально-политической системы.

Пст.Скрптм. — от 11.07.2017 — к паразитизму в особо крупных:

МОСКВА, 30 июн — РИА Новости. Программа Центра стратегических разработок (ЦСР), совет которого возглавляет экс-министр финансов РФ Алексей Кудрин, по переходу РФ к цифровой экономике предполагает расходование на "цифровую революцию" около 30% ВВП в год, а старт ее реализации, по мнению ЦСР, потребует новых "майских указов" и проч. подчинение деятельности госкомпаний и госкорпораций целям "цифрового перехода" под давлением "президентской ветви власти", а также через приватизацию и вовлечение их в создаваемые технологические консорциумы.

  • 1

Является ли трудом программирование?

Пользователь videoelektronic сослался на вашу запись в своей записи «Является ли трудом программирование?» в контексте: [...] является не может. А как вы считаете? Оригинал взят у в О производстве паразитизма и супротив того [...]

О производстве паразитизма и супротив того

Пользователь lenoklenka сослался на вашу запись в своей записи «О производстве паразитизма и супротив того» в контексте: [...] Оригинал взят у в О производстве паразитизма и супротив того [...]

  • 1
?

Log in

No account? Create an account