око

полемическое архи полемическое

Супротивное сходится, из различных – прекраснейшая гармония, и все происходит через борьбу. Гераклит

Previous Entry Share Next Entry
О безобразии сегодняшнего "будущего" и образующем завтрашнего грядущего
круг
arhipolemos
ещё диалектических "заездов" в метафизику »»» ...
... И я с поразительной ясностью сознаю свою ответственность за эти незримые сокровища. Я выхожу из дома. Иду не спеша. Я уношу с собой это бремя, и оно не тягостно мне, а мило, словно на руках у меня спящий ребенок, прижавшийся к моей груди.
Антуан де Сент-Экзюпери. Военный летчик

Мы недавно говорили о том, что главной модной темой становится плач о т.н. «отсутствии образа будущего». То есть одинаково приятной для элит и для большинства картины «желаемого завтра».
Так вот: на этом фронте происходит резкое оживление.
Как утверждают в свежих публикациях оппозиционные мыслители — у мыслителей лоялистских этот самый Образ Будущего не складывается, хотя руководство страны его активно требует.
Оппозиционеры даже объясняют, почему у лоялистов ничего не выходит. Потому что он, Образ Будущего, обязан отрицать то, что есть сегодня. Обличать имеющуюся действительность, отталкиваться от неё всеми конечностями.
А если текущая государственная политика состоит в воспевании действительности — то как же ты от нее оттолкнёшься. Вот потому ничего не выходит и не выйдет: «ни один удачный образ будущего не строился без дегероизации прошлого и критического отношения к настоящему», как выразился, может, и не самый умный, но зато самый откровенный из оппозиционных мыслителей.
...Само собой, сами оппозиционеры, разоблачая так лоялистов, образа будущего тоже не предлагают.Подробнее »

То, что образ будущего обязан отрицать актуально наличествующее, чтобы в этом отрицании обретать энергию для действительного прорыва в грядущее, это не оппозиционерами придумано. И вообще не придумано. Это диалектика, которая диктуется человечеству его историческим бытием.

В целом структура и динамика процесса таковы:
прошлое – тезис / настоящее – антитезис / будущее – синтез.

Однако это значит, что обличительная критика должна быть направлена не на саму по себе актуально наличествующую действительность, а на то, что её создало. То есть – на ближайшее и отдаленное прошлое. При этом критика, осуществляясь с точки зрения текущей злобы дня, предполагает не перенесение ответственности на прежние ошибки, но усвоение уроков прошлого – для того чтобы вина за эти ошибки, будучи вменена этими уроками, была искуплена в будущем.

То есть речь об ответствововании – в настоящем – за прошлое – перед будущим.

В этой логике, отрицание, для того чтобы действительно сподвигнуть к прорыву в грядущее, само должно быть подвергнуто отрицанию. А это, помимо прочего, значит, что критическая рефлексия прошлого не может иметь ничего общего с его дегероизацией.

Источником дегероизирующего отрицания могут быть только такого рода "оппозиционеры", которые находятся в оппозиции к реальности и к тому, что в ней действительно происходит и произошло ранее, соответственно – к самим себе, как субъектам, способным брать на себя ответственность перед грядущим.

Впрочем, такого рода "не умные, но откровенные оппозиционные мыслители", как верно замечалось ранее, мало интересны, ввиду того что "таких – живущих в стране далекой, оттуда подающих полезные советы и ни за что не отвечающих – много, на каждый чих не наздравствуешься" (см. о прожекте "купли/продажи" проф. Иноземцева – в 8-м блоке цикла _По ту сторону социальной ответственности_).

Гораздо важней то, что касается недавних выкладок автора инфо.повода – по "модной теме плача о т.н. «отсутствии образа будущего»".

Разбор этих выкладок представлен в этом материале. Проблемная суть, которая зафиксирована в ходе разбора, состоит в следующем:

если образ будущего превращается в нечто, вроде: "что нам стоит – дом построить: нарисуем – будем жить", и при этом реальный процесс "построения" становится чисто "делом техники", это стопудово – минус будущее.
Причём, никакого пессимизма такое отрицание не выражает. Просто, когда историческое развитие страны, которое должно быть понято сущностно и целостно – как миро-проектное постижение исторически судьбоносно-предназначенного и реализация того должного, что диктуется в ходе этого постижения актуальными ситуациями проектирования, – так вот, когда всё это низводится до процесса "воспроизводства", а образ постигаемого и реализуемого грядущего оказывается "довольно технической штукой", это совсем не про оптимизм vs. пессимизм, но по ту сторону того.

То есть нарисовать можно что угодно, но жить в грядущем можно будет тогда и если, когда и если участники проекта ставят задачи, исходя из актуально встречаемых проблем, а не механически выдвигая в качестве задач то, что само является проблемой (см. там же).

В этом смысле, представляются верными проблематизация и формулировка задач, приведённые в тексте сегодняшнего инфо.повода.
Тот реальный образ будущего, который имеется и воплощается вне зависимости от пиарных концепций — есть будущее по Герману Грефу. Это будущее неприкрыто элитистское. И именно из-за его чересчур откровенных описаний, собственно, Германа Оскаровича так не любят массы.
А тот «Образ Будущего», по отсутствию которого убиваются элитные мыслители — должен состоять как раз в объяснении, как увернуться от реально складывающегося Завтра. Или, иными словами, от «сегодняшнего будущего».
То есть для его формулирования элиты должны «дегероизировать и принизить» никакое не прошлое и никакое не настоящее, а самих себя — как явление. И напротив — возвысить и сделать главным объектом грядущего то самое Большинство. Экономически неэффективное, культурно неразвитое, демографически проблемное и обычно сегодня в упор не замечаемое. Именно это Большинство придётся а) осознать и определить как явление, б) оснастить коллективными целями, опасно напоминающими отринутые давным-давно миры Полдня, Туманности Андромеды и прочие экспансионистские мечты, в) принудить (именно принудить, ибо одним добрым словом коллективист не воспитывается) к мобилизации в заданном направлении. Ну и г) иметь дело с многочисленными побочными эффектами.
Что касается первой в этом списке задачи (а), здесь тоже, в свою очередь, указывается проблемная подоплека:
спор о том, следует ли строить Грядущее, опираясь на исторические ценности, или напротив, отрицая их, является спором поддельным. Стороны в данном случае волевым усилием выносят за скобки большинство как явление.
Почему — тоже понятно. Они не видят большинства как явления в складывающемся мире. Глядя на массы — элиты видят отдельно налогоплательщиков, отдельно пенсионеров, отдельно потребителей товаров и услуг, отдельно рабочую силу разного (всегда недостаточного) качества и разного уровня притязаний (всегда завышенных). И все эти ипостаси большинства они рассматривают, пристёгивая их к соответствующим отраслям элитной своей деятельности.
Поэтому для одних Валаам и День Победы — это инструменты поддержания стабильности, не дающие развиться опухолям деструктивных политических меньшинств. А для других — инструменты консервации политики, не дающие расцвести радужной пестроте креативных политических меньшинств.
То есть осознать и определить общественное большинство как явление, значит, воспринять это большинство как субъекта культурно-исторической традиции, соответственно, как носителя ценностно-мировоззренческого и идентичностно-кодового содержания, лежащего в основе этой традиции и структурирующего её. Но такому восприятию мешает ложное размежевание, которое имеет место внутри элитного субъекта в связи с консервативно-модернизационной "двух-партийностью" (см. по теме).

Очевидно решение второй задачи – оснащение общественного большинства коллективными целями, сопряжёнными с идейными мирами и экспансионистскими мечтами (б), – как раз и способствовало бы тому, чтобы это большинство прежде всего само восприняло и про-явило себя как культурно-исторического субъекта. То есть концентрация внимания на сложном ценностно-кодовом содержании в процессе критической рефлексии культурно-исторического опыта прошлого, задаётся проектно-целевой концентрацией на будущем.

Только вот, об оснащении точнее говорить как об оснащении не целями, но средствами – под цели, которые полагаются, ставятся, указываются и т.п. Средством же, в данном случае, является концептуально-методологический инструментарий (см. по теме 1-й блок цикла _К возможности нового нарратива_). А это, по сути, средство построения теории – столь ненавистной сегодня многим, как в элитах, так и в массах.

Точнее, ненавидима оказывается не сама по себе теория, но именно рефлексия на концептуальный инструментарий её построения, соответственно, на методы, посредством которых осуществляется концептуальное увязывание всевозможных идей и представлений, соотнесение их с реальностью, – словом, всё то, что составляет формирование смысловой составляющей нарратива (см. там же, плюс – дополнение в 18-м блоке того же цикла – о субъектно-смысловой структуре нарратива).

Как в массовом сознании, так и в сознании полит.элитариев всё это представляется либо бестолковой игрой неких, притязающих на интеллектуальную элитарность, а по сути маргинальных групп (что, зачастую, имеет место быть), либо специализированным научным занятием, очень опосредованно относящимся к общественно-политической практике (что, разумеется, тоже верно, но только отчасти – в противоположность нарративной системе, включающей в себя всю сложную структурную целокупность научных, художественных, религиозных и прочих смысловых пластов, составляющих культурно-исторический опыт в целом). Плюс – та двусмысленная ситуация, при которой такого рода рефлексии претят

- элите – ввиду самого статуса, по умолчанию подразумевающего "нужные" кондиции освоения теории, подтверждённые практикой;
- массам – ввиду того, что "это не для средних умов".

И здесь – к слову о четвёртой задаче, которая адресует к готовности иметь дело с многочисленными побочными эффектами (г). Конкретнее – с теми из них, которые возникают в связи с третьей задачей (в): принудить к мобилизации в заданном направлении, при этом, имея в качестве средства принуждения и воспитания не только доброе слово, но и нечто супротив как доброты, так и слов (о чём в давешнем материале – по ссылке в подзаголовке данного поста).

Вышеозначенная двусмысленность проявляется в том, что по форме: "наши цели ясны, задачи ясны – за работу, товарищи", а по сути: "теорехтически – это лошадь, а прахтически она падает". И тут хоть какими "окрыляющими пинками" и прочими "непопулярными методами" принуждай, а всё одно: если теория не выполняет того своего действительного предназначения, в соответствии с которым она должна освещать целостную перспективу деятельности и высвечивать смысловые векторы решений в конкретных ситуациях этой деятельности, то и практика не ведёт к тем действительным результатам, которые подразумевались в поставленных целях.

Так вот, возвращаясь к проблематике материала, послужившего инфо.поводом к этим выкладкам. По поводу совокупности основных задач, обозначенных в связи с этой проблематикой, автор признаёт:
Ясное дело, что этот рецепт — откровенно фантастичен. Мало того, что сама задача огромна и трудоёмка. Мало того, что она не несёт никаких персональных бонусов для самих элит, а вовсе даже наоборот: создаёт для них гигантские риски и обещает сплошные потери.
Но едва ли такой рецепт привлекателен и для самого большинства в нынешнем его состоянии. То есть если абстрактно — то да, граждане любят поругать неравенство и не любят Германа Грефа. А если конкретно от нормального представителя большинства потребуется отказаться от личного хюндая в пользу общественного транспорта и непрерывно овладевать теми самыми знаниями, которыми с ним злой Греф призывает не делиться — то привлекательность коллективизма сильно поблекнет.
Поэтому — по меньшей мере до момента, когда очередной научно-технический прорыв вплывёт черным лебедем и перевернёт мир в очередной раз, обнулив наши нынешние тенденции — идеальный Образ Будущего состоит в том, чтобы его, это самое сегодняшнее будущее, как можно сильнее купировать. Тормозить насколько возможно маргинализацию большинства, не давать элитам отчаливать слишком далеко.
В противном случае это сегодняшнее будущее наступит слишком быстро. И излишне говорить, что оно «приведёт к катастрофе». Оно само и будет катастрофой, оно из неё и состоит.
Значит, отказаться от привлекательных средств пост-индустриального мира – ради обеспечения очередного индустриального прорыва, непривлекательного в своём исполнении. Привлекательность связана с индивидуальным комфортом, непривлекательность – с дискомфортом более плотного общественного взаимодействия.

В контексте вышеозначенной проблематизации (по поводу рефлексии на концептуально-методологические средства) – вопросы для продумывания. Желательно, продумывания совместного (в том числе, в комментариях к данному посту). Хотя, понятно, что, в данном случае, с волей к плотному общественному взаимодействию всё оказывается ещё труднее, чем в случае необходимости пересесть со статусной иномарки на общественный транспорт. Итак.

Во-первых, непонятно, так ли уж привлекательна гонка за обладание всеми этими пост-индустриальными тех.средствами, если всё это, в конце концов, не столько ради повышения индивидуального комфорта, сколько ради вписывания в некие статусно-корпоративные ниши, в которых эти тех.средства служат специфическими понтами?

Во-вторых, почему плотное общественное взаимодействие обязательно должно быть непривлекательным? И вообще, насколько здесь уместен сам этот критерий "привлекательности", очевидно, механически заимствованный из всё той же среды, в которой всё измеряется статусно-корпоративными понтами?

Далее. Если говорить о привлекательности – в смысле притягательности чего-то действительно значимого, измеряемого не ценой, а ценностью, – тогда то, чем злой Греф призывает не делиться, очевидно, должно привлекать. Понятно, что, если речь о знаниях, процесс непрерывного овладения ими – это труд. Но труд и есть, по своей сущности, ценность! И если умственный труд, о котором в данном случае идёт речь, непривлекателен, то дело не столько в грефах. Которые, конечно же, злые, но именно потому, что они создали социально-политическую систему, где труд из ценности превращён в функционал по обеспечению услуг, и в этом качестве не просто непривлекателен, но предельнейшим образом отвратен (см. по теме)! И всё-таки, в конце концов, дело не в грефах, но, очевидно, в возможности обобществления концептуально-методологического инструментария, посредством которого происходит овладение знаниями.

Отсюда, в-третьих, по ходу следует задаться и таким вопросом: не по отношению ли именно к задаче этого обобществления происходит "маргинализация" большинства и "слишком далёкое отчаливание" элит?

Соответственно, в-четвёртых, у нас, что, теперь все прорывы сугубо научно-технические? Нам в социогуманитарной науке – которая про нас, про человеков! – не нужны прорывы? Нам, пребывающим в этой расползающейся общественно-исторической реальности, про себя всё ясно? И потому собирать эту реальность мы будем исключительно непривлекательными пинками? И она, "окрыленная" ими, соберётся "лучше, чем раньше"? И мир, в очередной раз переворачиваясь очередным "черным лебедем" научно-технического прорыва, "содрогнётся от счастья"? То есть – от пинков адресуемых всеми всем, потому что действие порождает противодействие. Причём, второе не обязательно равно первому – насколько неравновесными являются общественное большинство и элитное меньшинство...

Наконец, в-пятых. И здесь – возвращаясь к диалектической структуре, о которой вначале. У нас на повестке всё время "сегодняшнее будущее"? И что значит его "купировать", если оно оккупировано грефами? Ввиду чего, сколь экспансионистски не проникай мечтами в _завтрашнее будущее_, тем паче ты маргинализируешься теоретически и практически. А потом, когда грефов, наконец, ненароком сметёт потоком, какое-нибудь чмо пустоглазое с технократическими мозгами, способное без мыла "встраиваться" в любую социально-политическую конъюнктуру, начнёт тебя пинать, потому что "оно здесь власть", а "тебя здесь не стояло".

Контекст для продумывания ответов на эти вопросы должен задаваться ответствованием перед завтрашним и даже после-после-завтрашним грядущим. Осуществляемое совместными усилиями формирование этого контекста должно руководствоваться задачей обобществления концептуально-методологических средств – для того чтобы, продумывая ответы, увязать в настоящем мечты–образы грядущего с трагическими уроками прошлого.

  • 1
Греф, собственно, имел в виду знание о современных управленческих механизмах. Как они в целом справляются Вам не надо рассказывать.

Нет, имелось в виду система образования:
http://arhipolemos.livejournal.com/2016/01/15/#post-arhipolemos-337526

Были, вроде, и более поздние высказывания данного лица по этой теме...

Отнюдь. О равном доступе к информации, стратах и науке управления.

_непрерывно овладевать знаниями_ (инфо.повод)
vs.
_получать информацию в соответствии с соц.статусами_ (речь на сессии Сбербанка России)

Первое – про образование, что более подходит к речи от 15 янавря 2016 г. (по моей ссылке).
Второе – более раннего периода (март 2015-го) – про, в принципе, доступ к информации, что также может относиться и к сфере образования, но является более объёмной сферой.

Неполное цитирование:
"непрерывно овладевать теми самыми знаниями, которыми с ним злой Греф призывает не делиться" - это в поводе.
Само по себе образование Грефом также упоминалось, но в другом контексте.

Цитируется ровно тот фрагмент, который фиксирует предмет.
А так, если образование (как процесс _непрерывного овладения знаниями_) входит, как часть в целое, в тему _доступа информацию в зависимости от соц.статусов_, то особого противоречия нет.

Если нет противоречия, то ещё не значит что так и было. Зашла речь как понимать слова "теми самыми" в инфоповоде. Дополнительная выдержка из него лишь только проясняет общую картину.

_знания, предназначенные для непрерывного овладения_ и _те самые знаниями, которыми злой Греф призывает не делиться_, это разные знания?...

Это текст разных авторов.

Предмет и значения понятий единственны, в данном контексте.

Утверждения отличаются. В первом случае часть содержания теряется поэтому.

В конце концов, суть утверждений Грефа (и в его личном исполнении, и в упоминании Мараховского) одна: знаний общественному большинству страны требуется ровно столько, сколько необходимо для выполнения узко-специализированного функционала и проведения развлекательного досуга, а возможность приобретать более обширные знания следует оставить узкому слою "избранных".

В упоминании Мараховского "более обширные" не стоит. Возможно как раз поэтому ему и кажется, что это не будет привлекательным для большинства. Поживем - увидим.

Ну, вот для того и нужен _контекст, который задаётся ответствованием перед завтрашним и даже после-после-завтрашним грядущим_, соответственно, _концентрация внимания на сложном ценностно-кодовом содержании в процессе критической рефлексии культурно-исторического опыта прошлого, которая задаётся проектно-целевой концентрацией на будущем_, – чтобы все эти детали с "различиями в утверждениях" и присутствием/отсутствием в них определённых смыслов получали бы ту однозначную трактовку, которая увязана с единственно возможным уразумением Сути.

Edited at 2017-07-26 07:55 am (UTC)

Вы его часто упоминаете у себя. Спросите - может что-нибудь и ответит.

Для меня достаточно того, что он говорит в своих статьях. А вопросы, которые я здесь фомулирую в связи с его выкладками, это, по определению, не к отдельному автору, а ко всем! И именно для того, чтобы изгонять дьявола из деталей. Его не возможно изгнать бесконечным мусированием деталей, ибо именно на это его расчёт. Поэтому, необходимо именно совместными усилиями формировать тот целостный контекст, который задаётся коллективными культурно-историческими опытом и перспективами.

Лиха беда начало.

Каково начало, таково и кончало. ))

Это что, считалка? Мы здесь одни пока.

Нервы ни к черту. Напомнило один спектакль Райкина, где он рассказывал как волк вел конструктивную беседу с семью козлятами. Один остался.

В данном контексте, коллективный "волк" – это грефы и иже с ними.

Безобразия и тогда хватало, если вы о спектакле.

Ну, так в том и проблема, что это безобразие не только никуда не делось, но лишь обОстрилось, углУбилось и сделалось ширЕе.

Edited at 2017-07-26 11:20 am (UTC)

У меня есть инсайд "касательно образования"... Ни источников, ни содержания (вычисляемо с той стороны...) Кудринский ЦСР готовит концепцию реформирования (!) всего образования. Одна надежда, что просто бюджет пилят. Но по содержанию - у...

Если пилят бюджет, то это всё равно чревато. Это тема для "он вам не Лёха" (варианты: "Леший", "Алехандро" и пр.). И далее по всем кочкам: "Ребята, купите весёлых утят, утята на полке лежать не хотят".

Но, с другой стороны, это поднимет и другую волну, с другого полюса. Типа: "Гражданин президент, что это у нас опять за борзота и хамство в особо крупных?!".

Несистемный взгляд

Зарулил перед выходными в ваш архиполемический дворик почитать архи-дацзыбао стимулирующие мЫшление. Перистальтика мысли интеллектуальной обслуги масковского паразитариума доставила.
«Есть только миг между прошлым и будущим».
Очевидно, что у вас речь не про миг, и настоящее следует понимать, как (диалектический) процесс некой длительности, то есть на линии времени выделены обширные участки. По каким интересно критериям? Сложная система меняется постоянно, в разных частях с разной скоростью. Если брать марксовы формации — то изменения охватывают длительные промежутки времени, переходы занимают века. Что считать системой тоже вопрос — личность, семья, община, субъект федерации, народ, нация, государство, блок стран, мировая система?
В девяностые одна стервозная мэрша, ныне губернатствующая, на регулярных совещаниях-общениях витийствовала в ответ на те или иные предложения развития городка примерно так: не время, дескать, прожектерствовать, главное в настоящий момент — выжить (говорила с театральным надрывом «ВЫЖИТЬ!», прям дианетику усвоила подсознательно), для чего будем разумно консервативны, купируем болевые точки, отшлифуем острые углы. Другой чинуша, рангом помельче, продуцировал иное мЫшленье (в тот же период): главное, оказывалось, - созидательная деятельность (говорилось на фоне известных тогдашних разрушений), при том надо было быть терпимыми, осторожными и неспешными. Как вы понимаете, психотерапия для масс в корне отличалась от реальных действий указанных персоналий, что при взгляде взад особенно заметно.
Желание элитных групп законсервировать момент личного успеха, продлить мгновенье хотя бы на года, чтобы избежать негативных последствий любого развития (эти последствия многие из них представляют пока еще на своей личной истории и шрамах на личной шкуре)- естественно и небезобразно. Приматы наслаждаются в сытом стойле — вспомните анекдот про воробья, оказавшегося под навозным блином (имею в виду только одну из многих моралей русской притчи: "попал в теплое место — не чирикай"). При этом набивание личных карманов совсем не противоречит такому подходу — приватизаторы московских квартирок, обросшие собственностью для найма, не прочь наращивать личный жирок, и промышленно-финансовые кланы такого же мнения — совпадение?-не думаю. Для старта движения в таким случаях судьба имеет универсальный механизм — адекватный пендаль. Что под хруст попкорна и сподобимся вскоре наблюдать.
А до поры пусть себе элитное болотце продуцирует через излучательные башни на областные центры дни городов, салюты, вдохновляющие стоны и мелодии хруста сэндвичей в фастфудах вкупе с чавканьем буржуинов в национальных ресторациях. Было такое антропологическое наблюдение -в Африке, когда в плен брали бойца из другого племени, ему давали отдохнуть, потом хорошо кормили и возвращали меч. Если он не совершал самоубийства — взявший его в плен отбирал меч и наносил ему ритуальную пощечину. Отказавшийся от воинской чести пленник становился рабом, пощечина олицетворяла потерю чести. Раб — человек без чести, его честь забирает хозяин.
Люди без чести ныне правят нами, пишут статейки, как сейчас обсуждаемые, кто же тогда мы?
Собственно, ваше мнение понятно, а по поводу более плотного общественного взаимодействия — мне видится во многом вопрос этический, по большей части из особенностей этики коммунальных отношений (ценностью которых является пресловутое «равенство»), так и не решенный в СССР — от того, как в проектируемой социальной модели будут удовлетворяться потребности, распределяться общие блага, объединяться в проектах ресурсы и как будут отсекаться паразитарные группы (вон, у Хазина целая книга про власть, где она понимается как сплоченная мафиозоподобно группа, подсевшая на социальный ресурс) в основном и зависит жизнеспособность прожекта будущего.
Синхронизм - про образ будущего Хазин во второй половине разговора, хотя и все интересно https://www.youtube.com/watch?v=yV6kEHyOU-o

Edited at 2017-07-31 06:05 am (UTC)

Re: Несистемный взгляд


==... то есть на линии времени выделены обширные участки. По каким интересно критериям?==

Участки – это эпохи. То есть, в случае России: Московское царство (можно, конечно, и глубже, в Киевский период, и далее – в глубь веков, к культурно-идентичностным корням, но это – в зависимости от вопросов и задач), Российская империя, Советская сверхдержава.
И всё это – как _тезис/антитезис/синтез, соответственно. Причём, синтез (СССР), глядя в перспективу, предстаёт тезисом – чтобы от него отсчитывать новый виток диалектической спирали. Нынешнее безвременье, так же как и прежние смуты, это промежуточные, или переходные, периоды между выделенными участками. Здесь всё взаимо-анти-тетично, соответственно, анти-син-тетично.

Как можно заметить, это не линия. Но и к спирали динамика-телеология исторического развития не сводится. Есть _восходящий полёт стрелы времени_, и есть создаваемые ею в слоях исторической атмосферы завихрения, которыми и образуется диалектическая спираль.

==Что считать системой тоже вопрос ...==

Система, в данном случае – культурно-историческое бытие народа, всегда представленное в его общественно-государственном устройстве, состоящем из институтов, как под-системных структур, изменяющихся в своих базисных и надстроечных элементах (здесь уже уместна _формационная_ структуризация). Главное же – понять базис не в одномерном полит.экономическом ключе, но как целое _культурно-исторического мира_ народа, где хозяйственно-экономическая составляющая есть под-системная институция. Соответственно, материально-техническое производство – как сферу средств обеспечения культуро-творческого процесса в целом. Этим целым задаётся цель – _раскрепощение и пробуждение в каждом человеке его высших творческих способностей_. И это не просто образы, это, прежде всего, определенная _внутренняя императивность_ соединения всего актуально делаемого с вот таким предельным целеполаганием. Только так! Иначе это целеполагание, рано или поздно, сливается и превращается в свою противоположность – в средство расчеловечивания.

==Желание элитных групп законсервировать момент личного успеха, продлить мгновенье хотя бы на года, чтобы избежать негативных последствий любого развития ...==

Да, "Остановись мгновенье – ты прекрасно" – произнёс Фауст и умер, как и было условлено при его сделке с Мефистофелем.

В действительности же, мгновение невозможно остановить. Это – самообман. Хотя этот самообман имеет глубокие корни. Желание остановки мгновения идёт от классической метафизики с представлением о _бытии как пребывающем_ и _времени как движущемся_. Типа точка _теперь_ содержит в себе микро-аналог _вечного_ пребывания.
Но нет. Мгновение, конечно, является элементом, концентрирующим в себе целое – аналогично тому, как человек-мИкрокосм концентрирует в себе мАкро-косм всего сущего и несёт в себе Образ и Подобие Творца (кстати, о раскрепощении/пробуждении ВТС). Но само это целое надо осмысливать иначе, нежели дуалистическую структуру пребывания/движения (кстати, о возможности схватить восходящий полёт стрелы времени концептуально и практически). А именно – как _бытийно-историческое_ целое, как Событие Истины Бытия. Здесь – мера свидетельствования правд и кривд в настоящем и прошлом.
Соответственно, так же как непрестанной является творческая энергия Творца, так и концентрация на мгновении есть творческий процесс непрестанного приуготовления (кстати, о соединении всего актуально делаемого с вот предельным целеполаганием). Это – приуготовление решающего для _разгребания правд/кривд в анти-син-тетическом настоящем – чтобы ответствовать – за прошлое – перед будущим_.

Re: Несистемный взгляд

Спасибо за разъяснения.
Мое замечание про "линию времени" собственно и исходило из того, что обычно под настоящим понимается момент личного бытия "прямо сейчас", на худой конец - несколько лет жизни субъекта, а остальное относится к прошлому, диалектика в таком видении кажется странной, исторические дистанции воспринимаются чистой абстракцией, и к собственной судьбе имеют весьма косвенное отношение. А с такой точки зрения (от себя любимого) "культурно-историческая миссия народа" видится совсем уж отдельно от личной жизни, кушать же надо прям щас, а потом поспать... Про народ - тут в деталях дело: наш ли человек бандит чеченский, да и русский, как отнестись к чубайсоидам, ходорковский пока в тюрьме был наш, а ныне кто, и вообще как описать то, что есть "мы" и - даже главнее - что такое "не мы", и где оно начинается. Обращаясь к целому надо бы отторгнуть гнилое, иначе повторится сказка про то, как жили-были лохи одним народом, а потом все растащили и отдали за бусики белым сахибам. Вот указываете, что живем в безвременье - так бойцу без дела положено тренироваться, команды в такое время создаются, игры проводятся, люди обмениваются мыслями (разгребают правды-кривды), чтобы было взаимопонимание в тот миг, когда безвременье закончится и прочие важные дела теоретически видятся при наблюдаемой практической тишине и мелком мыслеизвержении тут-там. Может, я не вижу чего?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account