полемическое архи полемическое (arhipolemos) wrote,
полемическое архи полемическое
arhipolemos

По поводу одного ключевого вопроса складывающейся полит.повестки

возвращаясь к теме тяжб единоначалия и народовластия »»» ...

15:22 14 Декабря 2017

Президент России Владимир Путин во время большой пресс-конференции ответил на вопрос телеведущей Ксении Собчак, спросившей у него о конкуренции в политике. Глава государства заверил ее, что власть не должна быть похожа на мужика, который лениво выковыривает капусту из бороды.
Российский лидер заверил, что российская власть никого не боялась и не боится.
"Власть не должна быть похожа на мужика, который выковыривает капусту из бороды и смотрит, как государство превращается в мутную лужу", — сказал Владимир Путин.
Президент РФ добавил, что российская оппозиция должна выйти к людям с ясной и понятной людям программой позитивных действий, а не с лозунгом "против всех".Подробнее »

Приведём, несколько подробнее, означенный фрагмент ответа президента на вопрос его конкурентки по предстоящей выборной кампании. И зафиксируем внимание на ключевом вопросе, который предварял эту часть ответа.
Давайте зададимся вопросом: а что же такое демократия? Это предмет такой достаточно серьёзной и глубокой дискуссии.
Я Вас уверяю, власть никого не боялась и никого не боится. Но власть не должна быть похожа на бородатого мужика, который лениво выковыривает капусту из своей бороды и смотрит на то, как государство превращается в какую-то мутную лужу, из которой олигархи выковыривают и ловят для себя золотую рыбку, как это было у нас в 90-х годах и как сегодня это на Украине происходит. Мы же не хотим второго издания сегодняшней Украины для России? Нет, не хотим и не допустим.

Большая пресс-конференция Владимира Путина.

Здесь интересно то, как понятие власти фигурирует в элементах связки вопроса/ответа. Вопрос о демо-кратии, по самой сути этого понятия, адресует к власти народа. В то время как ответ следует на вопрос: "Неужели власть боится честной конкуренции?", что подразумевает власть как "высшие эшелоны" гос.управления. Но дальше два этих значения объединяются в "Мы". А именно в том смысле, что в отношениях общественного большинства и государственной власти обозначается консенсусный элемент, который заключается в их обоюдном нежелании превращения государства в псевдодемократическую мутную лужу – со всеми вытекающим из этой лужи деструктивными последствиями для общества и всех его институтов (в том числе власти и государства).

Однако проблема в том, что полноценный консенсус не может строиться на одном только отрицании, типа: "против тех, кто «против всех»". А возможный позитив, способный задействовать полноценный демократический режим функционирования общественно-государственного устройства, не может быть сложен из решений локальных проблем в этом устройстве.

То есть все эти интерактивы, происходящие между российскими гос.властью и обществом "прямо-линейно" или в форме пресс-конференции, не демонстрируют никакой иной возможности взаимо-управления "снизу" и "сверху", нежели только путём собирания сигналов с мест – с намерением заставить сложившуюся систему работать на этих местах. Это, по сути, та же "гласность", которая, будучи "хорошо забытой" с конца 1980-х, воспроизводится теперь новыми техно-средствами.

То есть – всё то ж и про то ж: ностальгия – как образ жизни и мысли, публично-политической коммуникации и социального взаимодействия. Ностальгический нон-стоп, вращающий социально-политическую систему в режиме безвременья, вынуждая всех и каждого испытывать "вечный" цейтнот в отношение возможностей внять своевременно-решающему (см. подробнее: _в "одно_классниках.ру"..._).

Впрочем, коммуникативные акты, апеллирующие к возможности такого внятия, мгновениями рассекают мерно клубящуюся в этом режиме сутолоку мнений. Например, в выпуске теле-передачи с характерным названием "Время покажет" (дескать, "посидим – поглядим"), где обсуждалась давешняя пресс-конференция президента РФ (цит. – материал ИА "Красная Весна"),
Сергей Кургинян акцентировал внимание на том, что нагрузки на систему будут расти, и ее все равно придется менять: «Мы автоматически рассматриваем это как Советский Союз, и все свои реакции: „Да пошли они нафиг!“, справедливые реакции, проецируем на эту ситуацию. А она не проецируется, это другая ситуация. Так давайте менять ситуацию! Давайте ее менять, тогда всё будет... Систему нужно изменить, и быстрее! Быстрее, до конца года».

Кургинян: «Систему нужно изменить, и поскорее!».

Это говорилось по поводу скандала, связанного с политическим ангажированным на уровне международных организаций запретом российским спортсменам выступить под своим флагом на Олимпийских играх 2018 года (см., подробнее, материал по ссылке). Но это касается и множества других конфликтных ситуаций, когда Россия, с полным правом совершая какие-то самостоятельные действия в сфере международной и внутренней политики, наталкивается на репрессивные меры той или иной степени жёсткости со стороны западного полит.элитариума. И помимо несправедливости этих мер, во всех этих ситуациях одновременно становится явной несоразмерность внешне-политических притязаний России и внутреннего состояния её социально-политической системы (ср. давешнее – по поводу олимпийского скандала).

Однако проблема тогда и в том, что ведь и призыв срочно менять систему, – аж за оставшиеся две недели до конца года(!), – тоже содержит в себе требование, которое адресует к мобилизационным кондициям советской системы. Даже в её позднем, на самом излёте, состоянии, когда, собственно, появились специфические форумы, воспроизводящие "гласность", решимость быстро поменять систему выглядела более обоснованной. Главным образом, потому что опорные функции общественного большинства располагали к проведению масштабных системных решений. А проблема была в том, что гос.власть, в лице советской парт.элиты, преследовала свои узко-групповые интересы, и общество ей было интересно, преимущественно, как массовый зритель её мутных действ. А также – как активный коммуникатор, но в этом качестве рядовые граждане фигурировали, преимущественно, в ключе специфического мониторинга общественных настроений, который осуществлялся ввиду того, что "мы не знаем страну, в которой живем" (см. в тему).

Так вот, очевидно, нечто аналогичное можно увидеть и в нынешних "прямо-линейных" или пресс-конференциальных интерактивах российских гос.власти и общества. Хотя теперь есть некоторая надежда, что хоть какая-то доля заботы об обществе присутствует в намерениях рос.гос.власти. Соответственно, присутствует и намерение опереться на общество.
«Мне кажется, что сейчас Путин пытается нащупать опору прямо в народных массах. И повестка дня его, и обсуждение, и всё прочее — это попытка иначе построить политическую систему», — сказал Сергей Кургинян. <...>
«Конечно, с одной стороны, это — выдумка политтехнологов. Но с другой стороны — мы идем к чему-то, что эта система не выдерживает. Она для умеренных нагрузок нормальна, но как только нагрузки будут увеличиваться — а неправда, что американцы их не увеличивают — придется что-то делать с системой. И мне кажется, что Путин краем глаза наблюдает за тем, нельзя ли это сделать. Это мое сугубо личное мнение», — добавил Кургинян.

Кургинян: Путин пытается нащупать опору в народе.

Но, всё-таки, что касается опорных качеств самой социальной ткани. То есть, прежде всего, способности людей к коллективному взаимодействию, а не к этому сектообразно-корпоративистскому взаимопожиранию, которое очень прочно вошло в их сознание и отношения, соответственно, в плоть и кровь общественно-государственного организма – за четверть века постсоветского безвременья (центральная проблемно-тематическая линия материалов данного блога, – см., из свежего, здесь: _глобально-локальный идиотизм..._).

При таких раскладах внутри и при нарастающих нагрузках извне, очевидно, гос.власть должна уже не краем глаза, а во все глаза осуществлять поиск точек пере-сборки социально-политической системы!

И главное –

каверзный вопрос! Когда в обществе поставлены на поток преобразование видимости в самостоятельную ценность и превращение процесса потребления в самостоятельную цель, – возможно ли, и если возможно, то как, защитить то, что неразогреваемо, несплачиваемо, немобилизуемо в должной мере?!
(неоднократно упоминаемый на страницах блога вопрос из очерка С.Е. Кургиняна "О коммунизме и марксизме–74", – см., например, в таком контексте).

В этой связи, вернёмся к проблеме наличия позитивного элемента в имеющемся консенсусе общественного большинства и государственной власти. Высветившаяся суть проблемы состоит в том, что этот позитив должен не только складываться из решений локальных проблем, но обозначать нечто системообразующее в такого рода складывании. Следует заметить, что, вообще-то, такой элемент есть, но он продолжает всё тот же ряд двусмысленностей – с требованиями друг от друга полноценных функциональных кондиций, при реальном отсутствии таковых кондиций у граждан, групп, институтов и, в целом, социально-политической системы. Этим двусмысленным позитивом в консенсусе российских общества и гос.власти является чаяние "стабильности". Соответственно, самое сутевое в проблеме – то, что нацеленность на "устойчивое развитие" гос.власти и ожидания от неё всяческих "гарантий" и "свобод" гражданами не имеет реального обеспечения. А именно потому, что жизнь не по средствам, в материально-экономическом и, особенно, в духовно-экзистенциальном смысле (ещё одна проблемно-тематическая магистраль – см. подробнее: _в мире бессердечного "чистогана"_), привела систему в то крайне шаткое состояние, которое можно охарактеризовать как консенсус безответственности (см. подробнее – про общую "фигу в кармане").

Итого. Вроде бы, мораль проста: "хочешь мира – бери para bellum". Но в сложившейся ситуации, параллельно нарастанию вызовов извне, будут нарастать внутренние нагрузки – в виде недовольства граждан решением всех тех проблем, которые старательно мониторит гос.власть. И это не только обломавшиеся "квалифицированные" потребители, вдруг сменившие свою "нейтральную" ориентацию, но и те, кто просто оказались лишними на этом "празднике жизни", по причине принципиальной неспособности адаптироваться к "эффективно-патриотическим", по форме, и жлобо-кратическим, по сути, трендам. Плюс – нечто общественно-политически активное на тему "Путин слил" – вперемешку с анти-общественным, но всё то ж политическими активным, на тему "против всех". Ну, и маслица в огонь – саботаж в гос.управленческих структурах, по причине идиотизма того или иного патогенезиса (психологического, социального, морального, – см. в тему: _...непредусмотренность саботажного разворота "прямых линий" демократического курса_).

Что там, краем глаза или пристально вглядываясь, высмотрит "гарант стабильности" – на предмет выруливания из этого адского замеса к новой системе, – очевидно, в этом заключена практическая возможность уразумения ответа на вопрос "что же такое демократия?" в ближайшей перспективе. Или в чём?...
Tags: Двусмысленность, Политическая психоаналитика, Слова и Дела, Суть времени, Хаос-менеджмент, государственное строительство, консенсусно-полемическая рамка, философская диагностика, централизованная власть
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments