полемическое архи полемическое (arhipolemos) wrote,
полемическое архи полемическое
arhipolemos

Categories:

По ту сторону социальной ответственности – 30

/ см. 29 / к слову о лишних людях в рос.гос.власти »»» ...

20.04.2018 18:34

Отвлечение на негодный объект: почему Путин терпит либералов и не занимается модернизацией

Не только ни один человек, но даже ни одна управляющая система не может концентрировать свое внимание одновременно на нескольких вопросах, даже на жизненно важных для себя. В каждый момент можно делать только одно главное дело. Способность всецело концентрироваться на нем — величайшее благо, условие успеха в конкурентной борьбе.
И одновременно величайшая уязвимость любой системы.
И потому один из вечных инструментов глобальной конкуренции — отвлечение внимания противника с критически значимых для него проблем на что-то еще.Источник: "Московский комсомолец"

Во многих случаях, применительно к человеческой реальности, вполне уместно проводить аналогии между индивидом и макро-коллективными общностями. Но, когда речь о возможности одновременно работать в нескольких важных направлениях, именно в способности воспроизводить такой режим работы, очевидно, состоит предназначение макро-коллективной системы и её преимущество перед сколь угодно разносторонне развитым, талантливым и даже гениальным индивидуумом. Сегодня получается с точностью до наоборот.

Система, как само собой, признаётся неспособной на реализацию более чем одного главного дела в текущий момент времени. А в отношение индивида, зачастую, не просто признаются возможными, но требуются, как необходимейшее, постоянная многофункциональность и способность к оперативному переключению в многозадачном режиме. В пакете с чем, обычно, идут ещё стрессоустойчивость и прочие "позитивно-эффективные" атрибуты из разряда "иметь вид лихой и придурковатый" (см. в тему: _от каждого по способностям – в "работе лицом" и "рытье земли" в процессе приобщения к "корпоративной культуре"_).

Нет, конечно, в определенных областях проф.деятельности, всё это, действительно, является необходимейшим. Но когда эталоны, типа: "таких (не) берут в космонавты", становятся универсальным мерилом эффективности, как это имеет место на нынешнем "рынке труда", где "труд" замещен производством идиотизма (см. там же), тогда, очевидно, что-то не так с системой.

Суть проблемы в том, что функционирование всей социально-политической системы и, особенно, её экономического элемента подчинено "одной, но пламенной страсти" – обеспечению стабильности. И чем настойчивей гос.руководство России стремится удовлетворять эту страсть, выстраивая под это удовлетворение внутри-полтический курс в целом, тем уязвимее положение страны перед внешне-политическими вызовами.

На эту тему в рассматриваемом материале приводится несколько нетривиальный пример, ибо аналогичная уязвимость демонстрируется на примере США, которые сегодня постоянно выступают в качестве источника таких вызовов для всего мира.
В середине нулевых США и некоторые их сателлиты по НАТО, опьяненные успешной оккупацией Афганистана и Ирака, подготовили комплексный ракетно-бомбовый и диверсионный удар по Ирану. Этот удар, по сути, уничтожил бы иранскую программу атомных исследований и отбросил бы ее на старт — на 15 лет назад. Более того, при должной подготовке он позволил бы разжечь пламя сепаратизма в Хузестане — населенной арабами провинции Ирана, отрезанной горами от основной его территории, в которой добывается большая часть иранской нефти. Без нефти и атомных исследований Иран, назначенный США и Израилем главным врагом, был бы лишен и настоящего, и будущего.
В военном отношении удар, перед которым Иран тогда оставался заведомо беззащитен, был подготовлен полностью. Военные ждали только команды, которая позволила бы США достичь главной на тот момент геополитической цели.
И тут в дело вступила тысячелетняя иранская дипломатия. Чередуя переговоры, уступки, ужесточение позиции и наступательные заявления, выдвижение своих и обсуждение чужих предложений, дружественные и враждебные жесты, демонстрацию добрых намерений и обид, иранская дипломатия день за днем выигрывала время, отодвигая угрозу уже в принципе предрешенного нападения.
Сыграли свою роль и твердое неприятие подготовленной агрессии Россией, а также Китаем, и особые интересы Франции. Но главной причиной избежания войны стало размывание управленческой воли США. Постоянно отвлекая американцев на бесчисленные малые кризисы, калейдоскопически сменявшие друг друга, Иран дезорганизовал их стратегическое планирование, размыл их внимание, не дал сконцентрироваться политической воле и тем свел на нет их колоссальное аналитическое и силовое превосходство.
И через полтора года уничтожить исследовательскую атомную программу Ирана стало невозможно: развертывание по огромному числу лабораторий обеспечило ей неуязвимость.
Далее – о том, как США не просто усвоили этот урок с Ираном, но переняли продемонстрированную им стратегию. И теперь используют отвлекающий "кризис-калейдоскопический" манёвр в отношение России.
Столь же виртуозное развертывание Западом вокруг России разнообразных и порой просто выдумываемых кризисов (вроде пресловутого «дела Скрипалей», в котором нет вообще никакой объективной информации) производит впечатление точно такого же отвлечения внимания руководства нашей страны от главного вопроса нашей судьбы.
Этот вопрос прост: комплексная модернизация экономики.
Далее – к истории вопроса.
Задачи ее посткризисной стабилизации были в целом решены еще в забытом 1995 году, когда инфляция после 26 раз в 1992-м и 9 раз в 1993 году была снижена до 11% (напомню: это ниже, чем даже в 2014 и 2015 годах).
Стабилизация и модернизация — принципиально разные задачи, требующие принципиально разных действий. Для стабилизации охваченной паникой экономики в принципе можно применять и «денежный голод»: он останавливает истерику, как оглушающая пощечина. Но при помощи пощечин нельзя не только развиваться, но даже и просто командовать: они работают только в специфических условиях и короткое время.
Отвлекаясь на более понятные и близкие ему (вне зависимости от его персонального состава) политические и внешнеполитические кризисы, высшее политическое руководство России раз за разом пропускало момент достижения целей стабилизационной политики — и продолжало ее в ситуации, требовавшей перехода к политике модернизации или хотя бы развития.
В результате меры стабилизации оборачивались своей противоположностью и начинали разрушать экономику — как пощечина, не примененная пару раз за всю жизнь, а возведенная в ранг повседневной нормы, уничтожает семейные отношения.
Применяемый и после стабилизации экономики «денежный голод» изнуряет ее, блокирует развитие (давая фору финансовым спекуляциям и стратегическим конкурентам России) и в конечном счете делает необходимой девальвацию как единственный способ простого сохранения экономики. Несмотря на различные непосредственные причины, именно это стало фундаментальным фактором болезненных девальваций 1994, 1998, 2008 и 2014 годов.
Странная формулировка: "модернизация или хотя бы развитие"...

Есть общественно-историческое развитие. Модернизация – современный способ осуществления этого развития. Можно различать виды модернизации: авторитарные/демократические, реформационные/революционные. Сочетание авторитарности и революционности будет давать мобилизационный тип модернизации, сочетание демократичности и реформационного курса – мягкий тип. Возможны и иные конфигурации: авторитарность+реформация, революционность+демократичность. Возможна избирательность в отношении отдельных элементов системы: здесь производим революционные изменения, здесь только реформируем или вообще оставляем как есть, здесь – авторитарно, здесь – демократично (и всё это – именно комплексно – как адекватный ответ на нынешнее, на всю голову "гибридное", состояние).

Но это всё – про развитие!

Соответственно, развитие либо осуществляется посредством модернизации и сопутствующего целеполагания или сверх-целеполагания, то есть – сверхмодернизации, либо не осуществляется.

Неосуществление развития может быть намеренным и, в этом качестве, иметь тоже различные разновидности. Главным образом, это: постмодернизация – типа: "приплыли, всем спасибо, все свободны", и контрмодернизация – типа: "плывём вспять, обратно к веку златому". Причём, пост-модернизация является имитацией мягкой (демократически-реформационной) модернизации, в действительности, приуготовливающей контр-модернизацию, которая имитирует мобилизационный (авторитарно-революционный) вариант (сверх)модернизации.

Ненамеренное же неосуществление развития – это, собственно, то странное состояние, в котором пребывает социально-политическая система путинской России, вроде бы, свернувшей с пути намеренного НЕразвития, но так и не определившейся с модернизационными конфигурациями развития. И продолжающей пробавляться стабилизационными мерами, – о чём справедливо говорится в рассматриваемом материале.

Далее по тексту этого материала – об адекватных мерах.
И сейчас, по достижении целей стабилизационной политики, надо не продолжать ее, в пятый раз дожидаясь, пока она перейдет в свою противоположность и вызовет настоящую (а не на 10%) девальвацию рубля, но, опираясь на ее результаты, переходить к развитию: не тщетно ждать иностранных инвестиций, но выпускать свои деньги по формируемой государством потребности экономики, как делают все развитые страны.
Ведь развитие требует качественно иной политики, чем простая макроэкономическая стабилизация. Ключ к будущему — комплексная модернизация инфраструктуры, которая снизит издержки и подстегнет деловую активность, страхуя государство от недобросовестной конкуренции с частным бизнесом. Ведь для последнего обычная, нецифровая инфраструктура непосильна в силу самой ее природы: деньги вкладывает один, а результат достается всему обществу — и потому эта инвестиция оказывается рентабельной только для того, кто представляет все это общество, то есть только для государства.
Разумеется, модернизация инфраструктуры требует решения колоссальных «сопутствующих» задач. Прежде всего Россия утратила культуру разработки и реализации мало-мальски значимых проектов. Эту культуру придется возрождать, начав с локальных самоочевидных проектов, требующих ограниченных инвестиций: с восстановления организационного единства технологического комплекса электроэнергетики, модернизации ЖКХ, автодорог и налаживания скоростного контейнерного транзита из Китая.
Чтобы деньги не ушли из реального сектора в финансовые спекуляции, их надо ограничить. В Европе такие ограничения действовали до второй половины 80-х, в США — до 1999-го, в Японии — до 2000 года. Самый простой и надежный из многих методов — регулирование государством структуры активов банков, при котором на каждый направленный на спекуляции рубль каждый банк должен направить несколько рублей на кредитование реального сектора, несколько — на кредиты населению, несколько — на покупку госбумаг.
Чтобы инвестиции не разворовали (как, похоже, случилось в 2014 году, когда полуторакратный рост доли расходов федерального бюджета на экономику не заметил почти никто), развернувшаяся по всей стране охота на коррупционеров должна быть переведена в формат борьбы с коррупцией как явлением, то есть исправлением правил, порождающих коррупцию.
Чтобы рост расходов привел к реализации проектов, а не к естественному для монополий взвинчиванию цен (как случилось с медведевским нацпроектом «Доступное жилье»), необходимо жестко ограничить произвол монополий.
Чтобы масштабные работы повысили деловую активность у нас, а не в Германии и Китае, нужен разумный протекционизм, который, как показал нам Запад санкциями, реализуем даже в рамках ВТО. Хотя разумнее сбросить с себя колониальные соглашения о присоединении к ней, так как международное право считает ничтожными сделки на основе обмана (а на момент присоединения к ВТО его соглашения даже не перевели на русский язык) или коррупции (которая очевидна, если сопоставить кабальные условия присоединения с высоким интеллектом либералов, навязавших его России).
Эти и другие первоочередные меры модернизации могут показаться сложными и болезненными, но без них развитие невозможно.
В общем-то, всё то программное, что автор дежурно воспроизводит в публичном пространстве (см. ранее – предельно ёмко). Суть простая: для реализации всего того, что и сама рос.гос.власть, в лице своего главы, заявляет в качестве прорывной стратегии (см. по теме), требуется

а) соразмерная государственная политика – прежде всего в части материально-технического обеспечения этой стратегии, и для этого,
б) адекватный управленческий контингент – вместо контингента, заточенного на прожекты намеренного НЕразвития.

А то, что эти меры не принимаются, связано с неспособностью главы российского государства отделить собственно государственный формат от формата корпорации (см. 28-й блок данного цикла – моё _обращение к гражданину президенту_). Вывод – в заключительных словах рассматриваемого материала.
Именно поэтому наши стратегические конкуренты виртуозно отвлекают внимание высшего руководства России на калейдоскопическое разнообразие все новых и новых кризисов, не позволяя ему сконцентрироваться на главном вопросе нашей судьбы — комплексной модернизации экономики. И уже в пятый раз, продолжая политику стабилизации после достижения ее целей, мы вместо выхода на новые рубежи прогресса обрекаем себя на разрушительные катаклизмы, которые сейчас, в условиях неприкрытой враждебности к нам Запада, легко могут создать предпосылки для государственного переворота, утраты суверенитета и уничтожения не просто государственности, но и самой русской цивилизации.
Итак, _кризис-калейдоскопический_ подход предназначенный для размывания воли и внимания субъектов, управляющих макро-коллективными системами в одномерном режиме стабилизации.

Крайне уместно добавить, что и без всяких спец.эффектов со стороны внешних дестабилизаторов, принцип калейдоскопа в социально-политической системе нынешней России уже усвоен и сделан системообразующим.

Наиболее концентрировано это выражено в информационно-коммуникативной сфере (см. подробнее).

И это просто ввиду того что рынок сегодня безраздельно "рулит" не только в экономической системе и сфере трудовой занятости, но во всём и понад всё.
Стало быть информационно-коммуникативная сфера сегодня представляет собой ничто иное как рынок _правды(тм)_ & поле конкуренции "правдо"-обладателей.
Однако, здесь речь не о том, что всё превратилось в постправидвый "фейк-нюз", – примеры которого суть лишь свидетельство неконкурентоспособности в "инфо-рулеве". Но о том речь, что это самое поле информ-конкуренции представляет собой пространство, в котором реально предъявляемые факты подобны калейдоскопическим стёклышкам, а логические правила в оперировании фактами становятся по своей функции подобны чисто физическим закономерностям, по которым стёклышки в калейдоскопе образуют определенные узорчатые конфигурации. То есть, кто сложил наиболее лепообразный "узор", тот и рулит.

Уместно также обратить внимание на то, как ведущие политических ток-шоу на федеральных ТВ-каналах с умным видом объясняют присутствие на их дискуссионных мероприятиях откровенно придурочных персонажей с Запада и Украины. Дескать, эти персонажи позволяют наиболее непосредственно удостовериться в том, каково отношение западных полит.элит и их марионеток к России. И на фоне фейкового идиотизма западных инфо.диверсий, та правда, которую отстаивает Россия, сводится к позитивистской "истине фактов". Плюс – дежурные адресации к прошлому величию. Но на выходе получается просто инфо.картинка на тему: "вот, какие у нас неконкурентоспособные соперники".

Может, в этом, уже с нашей стороны, присутствует некий хитрый маневр. Тогда получается такое вот инфо.состязание – в том, кто кого спозиционирует "более неконкурентоспособным". И за кадром остаётся стратегическая подготовка серьёзных шагов в реале. Но, поскольку остаётся неясным, к чему это всё ведёт, постольку эти инфо.игры, ведущиеся на фоне политико-экономической стагнации России, внутри страны не способны вызвать ничего, кроме невротизации и интоксикации сознания и отношений граждан.

Всё это, вкупе с корпоративным форматом общественно-государственного устройства, делает высоковероятным следующий сценарий.
...Но давайте вернемся к Владимиру Владимировичу.
Что же он сегодня, так сказать, ваяет? Прежде всего, мы видим, что он ослабляет имеющиеся властные группировки, причем ему все равно, к какому спектру политической радуги они относятся, он их просто не различает и не делит. Он создает себе новый слой мелких, и поэтому преданных лично государю собственников, по мере возможности подчиняет себе элитные группировки и ставит государство надо всеми игроками. Что это нам напоминает?
Увы, то, что мы наблюдаем сегодня далеко не левый разворот российской власти, а, скорее правый или крайне правый [по поводу прогноза, о котором см. здесь – а/р].
Сегодняшнее положение России сильно напоминает положение Германии времен кайзера или даже Веймарской республики. Поздний выход национальных элит на уже занятые рынки, униженное положение в результате проигрыша в войне, жажда реванша широкими массами, усиление национального капитала через растущую военную мощь. К чему привели такие условия развития германского государства, мы никогда не забудем. Но мы должны понимать, что сегодня Россия идет по этому же пути.

Наталья Кошелева. Путин. Конец иллюзии.

То есть. Как должно уже стать ясно всем вменяемым, Запад делает ставку на подавление национальных государств и, в их лице, модернизационных проектов. Учитывая корпоративно-эгоистический формат гос.управления (кстати, см. материал по 2-й ссылке в подзаголовке данного поста) и депрессивно-токсичное состояние общества, это давление, в качестве ответной реакции, способно породить квази-модернизаторских фюреров. Которые, учитывая пост-модернизационное состояние культуры и мировоззрения, способны упаковаться в формы какого угодно, хоть бы красного, политико-идеологического колера (см. в тему _тренд авто-кратического полит-махерства_).

Путин, конечно, на роль такого фюрера не тянет (скорее, он в этом раскладе Гинденбург). Он просто подержит место и оставит нас разгребаться с очередным – пост-капиталистическим – "изданием" того самого Чудища, которое "обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй" (см. там же – в заключительных словах, _суммируя опыт тревожных свидетельств_).

Возражаем, предлагаем иные сценарии. Понятно, что, в конце концов, Добро победит, но нас здесь интересует тернистый путь к этой Победе и череда пробитых днищ, предшествующая возможности, вообще, встать на этот путь.
Tags: Глобал.тотализатор, Двусмысленность, Информационная война, Исторический смысл, Консервативный либерализм, Мировоззренческий паразит, Паразитарный классовый корпоративизм, Политическая игра, Самообман, государство, философская диагностика, централизованная власть
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments