полемическое архи полемическое (arhipolemos) wrote,
полемическое архи полемическое
arhipolemos

Факты презрения и императивы спасения

ЖИЗНЬ продолжает свидетельствовать и вопрошать


Видео-ролик: Смысл игры - спецвыпуск голосование в Думе по ЮЮ
Оригинал взят у xianyoung в Смысл игры - спецвыпуск голосование в Думе по ЮЮ
Стенограмма спец.выпуска в/п "СИ" (OpenEOT Wiki ©)

В соответствии с активным правом на участие в законодательстве, волеизъявление народа,
адресованное непосредственно гаранту этого права
Добрый вечер.
В этом коротком выпуске программы «Смысл игры» я прежде всего затрону вопрос о ювенальной юстиции или точнее, поскольку наши оппоненты хотят, чтобы мы были совсем точными, вопрос о двух принимаемых законопроектах. Законопроекте 42197-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства», вкратце его можно называть «законом о социальном патронате», и законопроекте номер 3138-6 «Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Все письма, которые подписаны, подписаны не против какой-то вообще ювенальной юстиции. Они подписаны конкретно против принятия Государственной Думой двух этих законопроектов. Наши оппоненты, которые говорят, что это письма вообще против ювенальной юстиции, нагло лгут.
Сегодня мы вручили Президенту Российской Федерации, в приёмную Президента Российской Федерации, 141 428 писем протеста против принятия двух этих законопроектов. Не против ювенальной юстиции вообще, а против принятия двух этих законопроектов. Поскольку Президент Российской Федерации 6 февраля 2012 года ответственно заявил об активном праве, т.е. о том, что в случае, если будет собрано больше 100 тысяч подписей, граждане, собравшие эти подписи, имеют право на рассмотрения в Государственной Думе альтернативных законопроектов, то игнорирование этих переданных писем означает, что игнорируются предвыборные обещания Владимира Путина, зафиксированные в его статьях и носящие абсолютно конкретный характер. Мы поверили предвыборным обещаниям Президента. Мы собрали не 100 тысяч электронных подписей, что сделать достаточно просто, а 141 тысячу живых подписей. С адресами подписывающих. Мы собирали их пять месяцев, и мы их представили Президенту. Мы имеем тем самым право активное на внесение альтернативных законопроектов, а не на то, что каким-то там образом кто-то что-то поправит. Естественно, что, поскольку речь идёт об интересах наших сограждан, а не о наших амбициях, мы будем бороться за любую поправку. Но мы ещё и ещё раз обращаем внимание Президента России на то, что мы полностью поступили так, как нам было предложено. Мы не стали оголтело бегать по площадям, просто так, и кричать «долой-долой всё на свете». Мы не только собрали многотысячные митинги и приняли соответствующие резолюции, но мы собрали 141 тысячу писем. То есть больше 100 тысяч писем. Мы их вручили. Это огромный труд тысяч активистов. И наше право на активное законодательное участие зафиксировано в документах Президента. Сейчас мы говорим о том, что это право зафиксированное надо реализовывать. Что этого требуют очень многие. Что 141 тысяча – это ещё не предел.
Итак, мы вручили сегодня 141 тысячу писем адресату, мы выполнили волю тех, кто нам это поручил. Вы видели, что это было освещено средствами массовой информации, включая электронные.
Факты стерво-мразного игнорирования законодательной властью активного права народа
Это значит, что идет острая борьба. И принятие в первом слушании законопроекта №42197-6 «О социальном патронате» - это не конец борьбы, и даже не ее середина. Принятие в первом чтении означает возможность массы поправок и т.д и т.п., а также и альтернативных решений высшей власти. И мы ждем. И мы не хотим, чтобы безответственные люди, почему-то оказавшиеся в статусе депутатов, дурили кому-то голову.
Мы принесли письма не «вааще», как говорят в таких случаях, а «чисто конкретно», по поводу этих двух законов. Любая другая точка зрения по отношению к нашей инициативе означает криминальный подлог. Теперь давайте посмотрим, как это все происходило. «В 12 часов 37 минут 16 секунд», я читаю стенограмму, «рассмотрен в первом чтении, вынесен на час голосования законопроект №42197. Законопроект принят, 88 голосов против», это голоса коммунистов.
По имеющимся на момент записи программы "Смысл игры" данным, результаты голосования таковы:
Единая РоссияКПРФЛДПРСР
За23606

(Губарева, Журавлев, Свергунова, Селезнев, Сироткин, Таскаев)

61
Против08800
Воздержались1

(Курбанов)

000
Не голосовали1

(Е.Федоров)

4

(О.Куликов, Новиков, Плетнева, Романов)

502

(Музыкаев, О.Нилов)


Представляла этот проект Наталья Владимировна Третьяк, замминистра образования и науки. Рекомендовала его Ольга Юрьевна Баталина, первый заместитель председателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей. В ходе чтения возникли вопросы.
Ольга Юрьевна Баталина выступает и рекомендует поддержать патронат, обещает ко второму чтению убрать расплывчатые формулировки, которые так всех пугают.
Депутат Савельев Д.И. спрашивает «родители создают условия нормального воспитания. Что такое нормальное?». Третьяк отвечает прямо, как подобает соответствующей даме, лепящей правду-матку: «На решение органов попечительства. Нормальное — это на решение органов попечительства. Органы попечительства будут определять, какие условия считать нормальными.».
Баталина говорит: «Да, расплывчатая формулировка, исправим». На что исправим, куда исправим?
Понадобилась 141 тысяча писем и адская работа людей, для того, чтобы Баталина выдавила из себя эту фразу. Но я еще раз напоминаю, что 6 февраля 2012 года кандидат в президенты Путин Владимир Владимирович говорил о другом, а не о том, что Баталина что-то куда-то будет исправлять.
Коломейцев: - Задолженность по зарплате возросла. Решим проблему детей, не решая общие проблемы?.
Госпожа Третьяк отвечает: - И матпомощь тоже будет.
Депутат Терентьев спрашивает - По результатам обследования будет устанавливаться патронат. А что за условия обследования? <неразборчиво, нужно проверить>. Родитель, например, инвалид?
Третьяк: - Сообщения родителей и любых органов.
То есть Третьяк просто провоцирует соответствущую ситуацию. Дальше выступает коммунистка Апарина (Алевтина Викторовна Апарина, депутат КПРФ), которая говорит развернуто, много и правильно.
Апарина: - Возмущений много. Почему неуважение к Президенту, он же про сто тысяч подписей говорил? Уже есть 150 тысяч, 60 тысяч в Госдуме, ученые, церковь против, не смущает?
Третьяк отвечает: - Механизм работает в 10 субъектах успешно.
Вот после такого заявления замминистра летит с работы. Или же оказывается, что у нас все действия будут решаться в ручном режиме. Что у нас Президент России будет непрерывно выполнять функции вице-премьера и разговаривать с министром здравоохранения о том, что именно происходит, по четыре раза. Наглость-то какая неописуемая.
Баталина: - Факты надо использовать корректно, Путин говорил о другом.
О чем же это он говорил о другом?
Законопроект уже внесён и надо обсуждать. Подписи против ювенальной юстиции, а не против патроната.
Она нагло лжёт. Нагло лжёт! Имеет ли право депутат быть депутатом, если он нагло лжёт. В Соединённых Штатах Америки — нет. Человек, взятый за руку на лжи, летит с поста.
А мы рабочую группы сделаем и все моменты ко второму чтению решим.
Какую рабочую группу? Какие моменты?
Ну, Нилов говорит: «Может денег на помощь послать?»
Третьяк: «В патронате будет существующая модель».
Т.е. Третьяк ведёт себя просто, ну, как вам сказать, как СС-овка в Освенциме. В Освенциме, куда будут помещать наших с вами детей и внуков.
Опарина говорит подробно:
Мы же понимаем, что если <собрано> свыше 100 000 подписей, то это не пустое место. И дело не в Путине. Вот и надо бы на эти голоса обратить внимание. В законе нарушение принципов конституции. Патронаж утверждён не законом, а правительством, чтобы широко не обсуждалось, без ответственности... Да,— дальше говорит, — подписи против ЮЮ.
Т.е. Баталина так нагло лжёт, что уже Опарина (человек позитивный) верит. Подписи не против ЮЮ, подписи против законов, вот этих конкретных законов, которые сейчас принимаются. Патронат — составная часть ЮЮ, но это другой разговор. Но я опять подчёркиваю: подписи против законов.
А зачем эти законопроекты ставят? Для приведение в соответствие с международными нормами. А в мире уже видны недостатки закона. Он направлен на разрушение семьи. В пункте 2 необоснованно снижается возраст дееспособности, чтобы глупый ребёнок мог подписывать важные документы, возрождаются «тройки», функциями опеки наделяются органы самоуправления. Мы с себя снимаем ответственность и совершаем преступление, если проголосуем за законопроект. 80% населения бедны, так давайте их обеспечим, чтобы они могли воспитывать семьи. А мы сейчас разрушим семьи. Семьи — основа государства. Разрушим государство. Разрушим семьи — снизим рождаемость. И так молодые не хотят рожать. Уничтожение материнства будет. Многие матери после изъятия ребёнка кончали самоубийством. Вы умолчали, что органы опеки принимают решения без суда. Надо перенести решение. Спросить общественность.
Что отвечает Баталина? Третьяк — это такое просто орудие убийства [имитирует удар молотком], а Баталина — парикмахер перед отрубанием головы. Причёсывает волосики, «миленькие успокойтесь».
[плаксиво] Родители сами не справятся с решением своих проблем, поэтому им и должны помогать со стороны. Денег нет. Т.е. пока денег не будет, будут дети пропадать. Так говорить нельзя. Надо срочно им помогать.
Я сжато излагаю позиции. Не хочу превращать это всё в подробное изложение свершившегося балагана.
Референдум — затратное мероприятие. Лучше мы на семью, на патронат. Патронат поможет не допустить отъёма ребёнка.
Нагло лжёт!
А сторонники проекта тоже могут собрать подписи.
Ну, так соберите! Идите и собирайте. Наглость-то какая! Соберите — потом пообсуждаем. Маски сняты, лица-то какие лживые. Мизулина спряталась, теперь появляется её зам из Саратова...
[собирает бумаги в стопку] Я призываю наших сторонников организовывать одиночные пикеты. И так, чтобы каждый депутат понимал, о чём идёт речь. Завтра мы передадим в Госдуму газету, в которой будет всё подробно изложено.
Внешне-политические факты презрения: евро.парламентарии как законодатели нью-перестроечных мод
А теперь я хочу одновременно с этим сказать о другом событии, которое, как ни странно, теснейшим образом связано с этим.
Депутаты Европарламента собрали подписи для выдвижения Pussy Riot на премию им. Сахарова. Вручение премии 12 декабря (http://izvestia.ru/news/535254).
Сванидзе в эфире «Эха Москвы» выразил мнение, что участницы Pussy Riot достойны этой награды. Он добавил, что получение международных премий все-таки окажет воздействие и российской власти рано или поздно придётся задуматься (http://www.echo.msk.ru/news/930235-echo.html).
Вы понимаете, что происходит? Был Сахаров, и кто бы что бы о нём ни думал (а я отнюдь не являюсь его поклонником), он был крупнейшим физиком, одним из создателей водородной бомбы, человеком крупным очень, достаточно смелым, нонконформистским, моральным (хотя бы в лично-семейном плане), у него был соответствующий вид, он был соответсвующей фигурой.
... достаточно смелым. Нон-комформистским. Моральным, хотя бы в лично-семейном плане. У него был соответствующий вид, он был соответствующей фигурой. Естественно, что эту фигуру поднимали на щит разрушители России. Но разрушители Советского Союза (для меня Советский Союз и есть Большая Россия) всё-таки поднимали на щит очень крупную фигуру. Когда Хрущёв после того, как Нобелевская премия была присуждена Пастернаку за «Доктора Живаго», выступая, говорил: «а почему не Шолохову, не Леонову? Почему только Бунин (белый эмигрант Бунин) и Пастернак становятся Нобелевскими лауреатами?», то при всех издержках, сказанных им вслух, изнутри рвалось некое недоумение, что нельзя же так политизировать проблемы высшего порядка, связанные с творчеством. Но Пастернак был великим писателем и поэтом. Можно так или иначе расценивать его роман «Доктор Живаго». По мне так он слабый по отношению ко многому другому, и конечно, он на порядок слабее «Тихого Дона». Но всё-таки, это же был Пастернак. Его использовали как бревно для того, чтобы сокрушать Советский Союз. Но это было какое бревно! Бревнище! И тут легко было сказать: «слушайте, это вы власти, и поэтому уцениваете Пастернака, а на самом деле-то ого-го!» Он, Сахаров, каких людей использовали в качестве брёвен-то, а?! Когда им всё время тыкали в глаза Шолохова, «ну, Шолохов же выше, выше», они долгие годы лгали, что это не Шолохов написал роман «Тихий Дон». Но вся игра была на очень серьёзном поле.
Теперь происходит то, про что принц Гамлет датский сказал: «смотрите же, с какой грязью вы меня смешали». Теперь премию имени Сахарова дают трём особам лёгкого поведения, которые, как доказано судом, никаких антивластных слов в храме Христа Спасителя не говорили, а занимались обычными для них пакостями, а потом был произведён монтаж. Вот этим трём особам предлагается премия Сахарова, после чего Сахарова уже нет. И становится ослепительно ясно, что если завтра гадюка зашипит на то, что не нравится Западу, он признает эту гадюку ангелом. Как он признал Аль-Каидудемократическими силами.
Господа из Госдумы, Президент России Владимир Владимирович Путин, другие официальные лица, давайте поговорим тихо, спокойно и по существу. Вы понимаете, что это значит? Я понимаю, что будут даны поручения, чтобы это решение не было сторпедировано, что каким-то образом кому-нибудь там что-нибудь бы дали за то, чтобы это было не так... <что?/19:08> Это уже не имеет никакого значения.Россия приговорена. И её так презирают, что в качестве бревна для её разрушения используют не Сахарова, не Пастернака, а Pussy Riot. Гнилую веточку. Это знак предельного презрения. Президент России, Владимир Владимирович Путин! Я обращаюсь лично к вам. Это презрение на три порядка опаснее любой вражды. Оно смертельно опасно для вверенной Вам страны.
Заставить себя уважать как императив спасения
И единственное, что можно сделать для того, чтобы это не продолжалось, – это заставить себя уважать. Вы не хуже меня понимаете, что нужно сделать, для того чтобы уважали. Нужно корректно, холодно и спокойно так надавить – я не буду говорить на какое место – чтобы вскрикнули и зауважали. Надо выйти из Совета Европы? Надо выходить из него, из всех европейских структур. Но нельзя терпеть подобные вещи. В первую очередь эта пощёчина нанесена Вам, но не только. Если это такая Европа, которая готова поднять чёрный Роджерс аморальности, блуда, сатанизма и пакости в виде своего основного здания над Брюсселем и Страсбургом, то за каким чёртом нам в неё входить, что мы там потеряли? Зачем нам эти законы номер такой-то и такой-то? Зачем они нам? Для того чтобы на них походить? На кого? На кого? На людей, на извращенцев, которые поднимают этих Pussy Riot на высоту Сахарова, – на них мы должны походить? А мы не хотим! Я заявляю Вам твёрдо – мы не хотим. И не мы одни не хотим, – нас много. Нас большинство. И если это большинство поймёт, что их тянут в вертеп, оно отвернётся от тех, кто туда тянет. А значит, ювенальную юстицию надо отправить туда, куда они отправляют нас, показывая нам, как они возносят Pussy Riot до высот Сахарова. Вот если мы отправим эту ювенальную юстицию туда же – мы заслужим уважения. А в противном случае будет нарастать презрение, потом будет поздно. Когда они по-настоящему запрезирают, когда они нас опустят, как в зоне, – вот потом уже будет поздно. Любыми средствами отстаивать свой авторитет, или понадобятся такие средства, которые окажутся действительно неприемлемы<ми?/22:49>
Сейчас всё просто. Ювенальную юстицию отправляем туда, куда они отправляют нас, делая это с Pussy Riot. Они нам обещали, американцы, что отменят закон Джексона-Веника, – они не отменяют? Отправляем их туда же. Они продолжают этот скандал? Выходим из Совета Европы. Спокойно ведём с ними деловые отношения, предупреждаем, что у нас есть возможность перенести акцент на отношения в Азии, энергетический, и мы посмотрим, что они реально будут делать со всеми их параллельными энергетическими потоками.А дальше в нашем распоряжении ещё очень много действий. Россия – альтернативный Запад. Со времён Византии, наследником которой является Третий Рим, т.е. мы. С ещё более древних времён мы – альтернативный Запад. Мы – не они. Мы и не Восток, ибо мы – христианская цивилизация. Я имею в виду, что системообразующий принцип, который создал нас, – это, конечно, христианство. Но корни ещё глубже. И, если мы заявляем стратегически о себе должным образом, и не входим в их вертеп, не входим в их зону вонючую, в которой нам с помощью этих Pussy Riot показывают, что место наше у параши, – вот если мы туда не входим, они ого-го как нас будут уважать, пройдёт пять лет. Они треснут. Как треснули все страны, отбросившие мораль. Как треснули все декадентствующие цивилизация, от античной Греции и Рима и далее со всеми остановками. И у нас будет возможность построить свою Европу, протянув дружескую руку тем, кто не пал до той степени, до какой пали все эти извращенцы.
А сейчас – спокойно, холодно, достойно набираем дистанцию.
Иного выхода нет. Продолжать после этих оскорблений говорить о том, что мы к ним входим — значит вползать на брюхе и на коленях, а там — убивают дальше и уже ясно, что хотят именно этого.
Ювенальная юстиция — а эти два закона, против которых мы протестуем, это очевидная часть ювенальной юстиции, они лгут, что это не часть ювенальной юстиции — это не мелочь. Это посягательство на тысячелетние устои жизни человечества. Втягивая ее все больше и больше внутрь своей цивилизации, они расчеловечивают человека. Они отказываются от гуманизма. Они отказываются от краеугольных человеческих ценностей, не только религиозных, но и гуманистических вообще.
Зачем нам место в мире антигуманности, разврата, в мире, где нет различения между добром и злом, между пороком и добродетелью, между верхом и низом. Какая там возможна свобода? Свобода дана для того, чтобы различали это. Зачем нам этот мир? Они бросили нам вызов. Мы должны им ответить.
Резюме
Итак, во-первых есть более 100 тысяч подписей конкретно против законов, и мы имеем конкретное право активное на участие в законодательстве, а не подачки со стола Мизулиной и Баталиной. Мы имеем это право и мы на нем корректно настаиваем. И второе — если сейчас не повернуть, потом будет поздно. Такие вызовы зря не делают. Это пролог к уничтожению, это жест предельного презрения и зла.
Нельзя пропустить это просто так, нельзя не дать на это стратегического ответа. Иосиф Виссарионович Сталин, один из величайших политиков нашей земли, нашего Отечества, очень не хотел коллективизации, он знал, что это крайне рискованное занятие с огромными издержками сопряженное. Некий апокриф, который трудно и доказать, и опровергнуть, но который отвечает сути ситуации, говорит о том, что в какой-то момент, когда он начал говорить с кулаками о хлебозаготовках, ему сказали «А ты мне, рябой, спляши, а потом я тебе, может, и дам хлебушка». Так началась коллективизация. Pussy Riot — это не «ты мне, рябой, спляши». Это уголовный жест, а уголовники не понимают, когда их жесты не оценивают по достоинству, когда от оценки уклоняются. Они видят в этом слабость, а слабость означает, что можно добивать.
Сейчас есть возможность и все основания для мягкого, достойного и умеренного применения силы. Владимир Владимирович Путин, прошу Вас, подтвердите наше активное право. Этого требуют и Ваши обещания, и омерзительный внешне-политический контекст. Потом он будет становиться еще хуже, просим это сделать немедленно.
Tags: "хозяева жизни", Альтерглобализм, Глобал.тотализатор, Жизнь, Императивы развития, КАТАСТРОФА, Механизм народовластия, Нигилизм, Паразитарный классовый корпоративизм, Политическая борьба, Самоопределение Народа, Слова и Дела, Спасение, Ценности, Экзистенциальный ужас, Экспертократия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments