полемическое архи полемическое (arhipolemos) wrote,
полемическое архи полемическое
arhipolemos

Categories:

О контекстах осмысления и обсуждения исторической действительности и её великих участников

в тему настроенности сознания и воли на обретение настоящей исторической памяти
и на внятие зову исторического рока


___Тематика неоднократно затрагивалась, но вот, "воз", он если и не совсем уж "всё ныне там", то очень медленно сдвигается. Совершенно не в том темпе, который востребован означенным в подзаголовке зовом.
___К увеличению этого темпа, насколько возможно коротко, некоторые выкладки. В основе этих выкладок – ключевые моменты, сформулированные в ходе дискуссии

- с тов. roman_n'м – о роли Ленина в отечественной истории и о его якобы "русофобских" высказываниях,
- с группой товарищей, по инициированной тов. winelover'ом теме "осторожно, провокация" – о док.-худ. сериале "Сталин с нами",
- с тов. quangel'ом – о метафизике/диалектике.

___Предварительно, одно методологически важное высказывание. Речь там об интерпретации событий на Ближнем Востоке первых месяцев 2011 года. Однако приводятся там эти слова как предварительные пояснения по методологии, лежащей в основе этих интерпретаций, и подразумевающей фундаментальную проблематику интерпретационной работы, вообще. Каковая работа относится не только к фактам как элементам реальности "данной в ощущении и независимой от воли", но и к фактам высказываний – реальности тоже вполне объективной, но в то же время крайне зависимой от воли и сознания.
___И всё это – как информация к размышлению, ввиду некоторых, постоянно встречаемых в виртуальной и реальной коммуникации недоразумений. (Выдержка приводится с небольшими дополнениями-пояснениями в треугольных скобках):

«... если мы хотим о чем-то <следует добавить, до чего-то> договориться и что-то понять, нам придется изменить степень той жесткости, с которой наш мозг еще до восприятия фактов <имеются в виду именно «факты высказываний»> настраивается на их определенную интерпретацию. Это требует от нас некоторых усилий. Но каждый из нас при желании может такое усилие осуществить.
Мессидж по поводу подобной возможности мы адресуем <должны адресовать>, прежде всего, самим себе. И обязуемся <должны> отделять зерна фактов от плевел интерпретаций, отдавая себе отчет в том, что, подобно всем исследователям, обладаем собственными интерпретационными схемами, а значит, и вытекающей из них предвзятостью. Все, что мы тут можем сделать, это противостоять своей предвзятости, а не потакать ей.»

Политическое цунами. Аналитика событий в Северной Африке и на
Ближнем Востоке
/ Под ред. С.Е. Кургиняна. М.: МОФ "ЭТЦ", 2011. С.107.

___Предварительно же, заметим, что поскольку речь не о фактах естественнонаучного наблюдения, а о фактах именно высказываний, то дело не столько в «отделении зерен фактов от плевел интерпретаций», сколько в отделении зерен смыслов, к которым ведут добросовестные интерпретации, от тех интерпретационных плевел, которые спекулируют на фактах, замалчивают их или помещают в схемы интерпретации заведомо манипулятивного характера.
___Именно ввиду всей этой сложной методологической проблематики, речь о контекстах. Или, точнее, о совокупности контекстов, в которых должны оцениваться и осмысливаться деятельность и роль исторических личностей. Оцениваться и осмысливаться вкупе с их интерпретациями в тех или иных исследовательских или масс.медийных материалах, а т.ж. в дискуссиях по поводу всего этого.
___Итак.

Контексты


1. Современное личности мировоззрение эпохи и умонастроение, из которого оно вырастает со всеми его полемическими полюсами. Как пример, эпоха, в которую марксистская социально-политическая традиция начала прививаться к российской общественной среде, постепенно вырастая в движение, определившее судьбу страны в ХХ веке.
Государственный политико-идеологический проект Российской империи того периода, наиболее привычно озвучиваемый как "Православие. Самодержавие. Народность", тем не менее, прочно ассоциирован и с такими ультрареакционными эскападами, как: "Польза философии не доказана, а вред от неё возможен" (П.А.Ширинский-Шихматов – министр народного просвещения, "политика" которого рассматривалась как "шах и мат" российской системе образования). Отсюда востребованность марксизма не как "западнического интеллектуального веяния", но как инструмента, соразмерного для преодоления такого эскапизма в государственно-политической идеологии, и нацеленного на защиту интересов русского народа в исторически сложившейся ситуации.

2. В целом идейно-интеллектуальное наследие данного автора. Необходимость обращения к этому "в целом" говорит, разумеется, не о штудировании "от корки до корки", чтобы оценить отдельные факты высказываний, но о задаче емко схватить идейно-мировоззренческую квинтэссенцию того идейно-интеллектуального наследия, которое контекстуально задает смысл этих высказываний. Т.е. о таком подходе, когда, например, много может сказать даже короткая фраза: «коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех богатств, которые выработало человечество» (В.И. Ленин. Задачи союзов молодежи. Речь на III Всероссийском съезде РКСМ 2 октября 1920 г. // Ленин В.И. ПСС. Изд. 5. Т. 41).
Каковая фраза демонстрирует глубокую созвучность культурному коду русского народа, а именно, перекликаясь с еще одним мировоззренческим полюсом той (дореволюционной) эпохи, выразителем которого был автор следующих слов:

«... что русская душа, что гений народа русского, может быть, наиболее способны, из всех народов, вместить в себе идею всечеловеческого единения, братской любви, трезвого взгляда, прощающего враждебное, различающего и извиняющего несходное, снимающего противоречия. <...>
Мы не враждебно (как, казалось, должно бы было случиться), а дружественно, с полною любовию приняли в душу нашу гении чужих наций, всех вместе, не делая преимущественных племенных различий, умея инстинктом, почти с самого первого шагу различать, снимать противоречия, извинять и примирять различия, и тем уже выказали готовность и наклонность нашу, нам самим только что объявившуюся и сказавшуюся... <...>
Стать настоящим русским, стать вполне русским, может быть, и значит только (в конце концов, это подчеркните) стать братом всех людей, всечеловеком <...> ко всемирному, ко всечеловечески-братскому единению сердце русское, может быть, изо всех народов наиболее предназначено, вижу следы сего в нашей истории, в наших даровитых людях ...»

Ф.М. Достоевский. Пушкинская речь // Достоевский Ф.М. ПСС.
Т. 26. Ленинград: "Наука", 1984. С.129-149.

Итак, в целях добросовестной интерпретации политико-практических и концептуально-коммуникативных действий исторической личности – обращение к контексту всего её идейно-интеллектуальное наследия. И осмысление этой задачи вывело нас на взаимосвязь русского культурного кода (всечеловечность русского гения) и засвидетельствованных в рамках коммунистического проекта актуальных требований исторического времени в сверхновейшей перспективе (обогащение знанием всех богатств выработанных человечеством). Причем, как мы замечали ранее, именно этими двумя элементами задается мера, позволяющая "отделять зерна от плевел" в работе с культурной кладовой, и определять всевозможные приоритеты этой работы.
И тут как раз к следующему контексту.

3. Проектно-мобилизационный и концептуально-рамочный контекст. Далее будем об этом говорить подробнее, а суть в том, что прежде чем выносить вердикты о роли личности в истории, надо сначала сделать нечто парадигмально-идеологически, социально-политически и культурно-исторически соразмерное плодам деятельности этой личности. Т.е., в случае советских лидеров, – соразмерное Сверхдержаве, учреждение которой состоялось в правление Ленина и было доведено собственно до сверхдержавного формата в период правления Сталина. И это всё при том, что логика истории (пониманию которой, мягко говоря, не были чужды эти правители) требует делать всегда не соразмерное, а на порядок большее (об авангардности марксистско-ленинского учения см.: С. Кургинян. Стоп шоу // Суть времени. № 4 от 14 ноября 2012 г.).
И вот, как говорится, "с этого места поподробнее".


Парадигмально-идеологический проект и коммуникативно-полемическая рамка, обеспечивающая его формирование


___Прежде всего, то главное, что общественное большинство должно уже на данный момент понять. А именно, понять, что длительное время предпринимаемая попытка сделать его "хавающим пиплом", её осуществление начинается не с включения перестроечных инфо.инструментов, обеспечивавших криминал.капиталистический переворот. Но что сама эта макрополитическая диверсия стала возможной на основе суррогатизации маркстистско-ленинского учения в позднесоветский период. И что дело здесь не только в монополии парт.элиты на информационно-пропагандистские средства, но в подмене, может, менее заметной даже для спецов и эрудитов в области "истинного, ибо верного учения", но оттого более коварной подмене в области методологии. А именно, подмене диалектической объективности кондовым позитивистским феноменализмом "сами-за-себя-говорящих-фактов". При каковой подмене, что ист.мат/диа.мат-законы, что какие бы то ни было принципы познания, социального действия, управления и далее везде, легко встраиваются в режим "что дышло".
___Всё это непосредственнейшим образом сказывается на коммуникации. В том числе, на коммуникации по насущным темам, касающимся новейшего этапа отечественной истории в её связи с нынешней политической ситуацией в стране и мире, и с перспективами этой ситуации. И дело здесь отнюдь не только в манипулятивном обращении с фактами и принципами их интерпретации, но в таком, тоже не очень приметном, и тем самым весьма коварном моменте, как постановка вопроса и соответствующая формулировка повестки. Постановка/формулировка, заведомо не ведущие ни к каким смыслам и ни к чему не обязывающие. Но, будучи инсталлированы на "свято место" отсутствующей идеологической и научной парадигмы, исправно поставляющие, взамен парадигмальных скреп, отчуждение. Так, например, с темой Ленина: "вынести нельзя оставить". Так и со Сталиным: личные счеты к "параноику-душегубу" vs. инфантильное "Сталина на вас нет!". И всё это для того, чтобы прийти к аморфным "они-были-противоречивыми-личностями-и-уже-ушли-в-прошлое".
___Тоже и со множеством и других инфо.поводов, куда как более мелких, но, как говорится, "курочка по зернышку, а весь двор в дерьме". Например, по поводу спец.православного прожекта "пуси-райот", вот эти прошлогодние холивары на тему "посадить нельзя отпустить", в конце концов, скатывающиеся к совсем непотребному: "а вот вы говорите 'девочки', но ведь они не девочки ...". В то время как суть в том, что и "девочки, которые не девочки", и сами вот такие разговоры о них, они – хоть и мелочь, но в то же время – ИНСТРУМЕНТ

- отвлечения от настоящих и насущных проблем (ЮЮ, ВТО и пр.),
- натравливания общества на государственную власть как институт (vs. его паразитарное превращение и представляющие его в этом качестве персоналии) и на власть духовную как проводника культурно-мировоззренческого кода (vs. "опиум для народа"),
- раскалывания общества и разрывания итак хлипкой социально-коммуникативной ткани.

___То же самое и с крупными инфо.поводами – тот же формат и тот же эффект. Мнения субъективные и высказываемые как бы между прочим, но водица на мельницу "управляемого хаоса" таки исправно льется.
___Однако продолжать воспринимать инфо.содержание в этом формате, тем самым окончательно изничтожив социально-коммуникативную ткань, ИЛИ разворачивать энергию коммуникативных действий в русле продуцирования и сшивания это ткани – всё в наших руках. В нашем культурно-историческом самосознании и нашем духовно-экзистенциальном пробуждении к внятию смыслов, – как тех, которые вложены в инфо.содержание, так и тех смыслов, которые в виде вызовов присутствуют в исторических событиях.
___Так вот, всё это востребует уразумения в макросоциальном масштабе. И есть надежда, что общественное большинство начинает понимать всё это. И при этом, люди становятся способны подобающим образом относиться к инфо.содержанию. Именно к содержанию – во внимании к наличию в нём "зерен и плевел". Причем, под какими бы инфо.брэндами это содержание не подавалось, и на какой бы "кухне" оно не создавалось, требуется т.ж. научиться разбираться с самим содержанием самостоятельно. Т.е., проникая сквозь пелену конспирологических конструкций, делать свои выводы именно о том, что этим содержанием представлено – об исторической действительности в целокупности прошлого, актуально происходящего и будущего.
___Но чтобы по-настоящему разобраться и делать эти выводы, нужна новая идеология, основанная на новой научно-философской парадигме, которая в свою очередь имеет своим основанием культурный код народа и образ будущего, соразмерный великим вехам исторического пути этого народа и смыслам его метаисторического предназначения.
___Разумеется, дело тогда не в том, чтобы ждать, когда какая-то горстка интеллектуалов-элитариев явит эту идеологию и от этого "запляшут лес и горы". А совместными усилиями формировать приемлемую большинству рамку для конструктивной коммуникации и полемики. Т.е. конструктивного анализа, в целях получения востребованного синтеза. Вот то, что уже без малого два года назад говорилось по этому поводу:

«Если нам и сейчас не удастся сформировать рамку консенсуса, провести грань между допустимым и недопустимым в своих рядах — тогда пиши пропало.
Но я уверен, что сейчас налицо все условия для того, чтобы сформировать рамку, провести грань. А сделав это — двинуться дальше. В сторону глубокого идеологического синтеза.
Именно в эту сторону двигает нас наш оголтелый либероидный оппонент.
Маски сняты, не правда ли? Новая десталинизация спаяла воедино четыре ранее разделяемых уровня.
Первый уровень — сталинизм.
Второй уровень — советизм. Мы ведь помним, как когда-то лукаво отделялось одно от другого. Теперича не то, что давеча, правда же?
Третий уровень — имперскость. О, как ранее подчеркивалось различие между ревнителями империи и ревнителями советскости! Мол, империя — это сплошное благо. А вот всё советское — ад кромешный. И опять же — теперича не то, что давеча.
О том, что именно "имперские пакости" Александра Невского, Ивана Грозного, Петра Великого и так далее и породили "пакости советизма", откровенно говорят все нетрусливые либероиды. А национал-расчленители им поддакивают, проклиная империю.
Четвертый уровень — русскость. Ведь что-то породило имперскость, правда же? Это "что-то" — ядро русской культуры, оно же — русская культурная матрица. Оно же — русский дух. Чтобы избавиться от трех "пакостей": имперской, общесоветской и сталинской, — нужно трансформировать ядро культуры, обеспечить мутацию русского духа. Или попросту — проклясть русскую историческую судьбу.
И опЯть же — когда-то такие проклятия были уделом одних лишь радикальных либероидов (А.Ракитова, Ю.Афанасьева, А.Янова, Б.Парамонова и других). А теперь — их полку прибыло.
Вопрос о русской исторической судьбе стоит сейчас с невероятной остротой, потому что… Потому что все уже понимают, что есть только два варианта честного ответа на этот суперактуальный вопрос.
Первый вариант — русские являются строителями очень разных, но великих и благих государств, провиденциально связанных друг с другом нитью русской судьбы.
Второй вариант — русскими всё время кто-то помыкал: немцы (в эпоху империи, а перед этим еще варяги), евреи ("большевистская нечисть, совершившая октябрьский переворот"), кавказцы (Сталин, Берия и так далее). Словом, неважно кто. Главное, что всегда на шее у русских сидели "злобные меньшинства", создававшие монструозные государства.
Но ведь все понимают, что из такой (по мне, так отвратительной) констатации должно вытекать только одно. Что русские — это жалкое племя, которое тысячелетиями либо сажало себе на шею чужаков, либо не могло сбросить со своей шеи жалкие меньшинства.
При подобном отвратительном ответе (историофобском и русофобском одновременно) русские — исторически несостоятельный народ. Раньше такое утверждали только либероиды. Теперь то же самое с незначительными вариациями утверждают национал-либероиды.»

С. Кургинян. Матросы и декаденты // Завтра. № 29 (921) от 20 июля 2011 г.

___Важно вот это обозначение ключевых пунктов, по которым прочерчивается линия, разделяющая деструктивно-историофобский и гражданско-патриотический полюса нынешнего социально-политического противостояния. И помимо этой демаркации, важна предлагаемая рамка тем, что она фиксирует не только маркеры для идентификаций "кто есть ху", но снабжает участников полит.коммуникации гибкой оперативной схемой, посредством которой, в процессе работы с инфо.материалами или их обсуждения, можно отследить в своем собственном интерпретационном опыте, среди привычных и, вроде бы, "само собой разумеющихся" схем, определенные вирусогенные механизмы. Возможно, механизмы микроскопические, но оттого не менее деструктивные в отношение социально-коммуникативной ткани. А именно, те механизмы, которые связаны с гипертрофированным подчеркиванием одного из элементов очерченной рамки (сталинизма, советизма, имперскости, русскости), нарушающим равновесность этой конструкции.
___Важно и то, что речь НЕ об автоматическом постулировании консенсуса, НО именно о рамке, задающей возможность конструктивного диалога и полемики. А тем самым, в этой рамке четко фиксируется возможность, тоже оперативным образом, определять в тех или иных коммуникативных ситуациях то, что действительно является приоритетным

- концептуально – в постанове вопросов и проблем по тому или иному содержанию/теме,
- практически – в отношение изменения полит.курса в интересах большинства, его культурно-исторического самосознания.

___И разумеется, пробуждение этого самосознания должно заключаться, прежде всего, в осознании сверхдержавного масштаба, достигнутого в советский период и демонстрирующего восходящую ступень общественно-государственного развития (как сверхмодерный Синтез в сопоставлении с Российской империей и доимперским периодом как, соответственно, с модерным Антитезисом и премодерным Тезисом).
___Формирование такой рамки, вкупе с таким пробуждением самосознания, создаст почву для того, чтобы Идея, овладевая массами, становилась материальной силой. Каковая объективность бытия Идей, и вообще, Идеального представляет собой основу объективности как всестороннего рассмотрения инфо.материалов и коммуникации по их содержанию.
___Так понятая объективность апеллирует в свою очередь к метафизически предельным основаниям, – и идеологии, и Истории, и мировоззрения (светского и религиозного), и сущности человека (как существа общественно-политического и как личности). И здесь подходим к заключительному блоку нашего концептуально-методологического разбора/наброса возможностей понимания и совместного осмысления исторической действительности и её субъектов в целокупности прошлого, актуально происходящего и проектируемого будущего.


К концептуально-полемической рамке полагания предельных оснований метафизики в основу политико-идеологической коммуникации


___К тому, что ранее говорилось о задаче метафизического обоснования Красного проекта добавим следующее.
___Прежде всего, тоже неоднократно приводимые слова, оказывающиеся как нельзя в тему и здесь:

«Когда смыслы рухнули, то рухнул язык коммуникаций. Очень важно понять (и очень жаль, что кто-то этого не понимает), что есть триединство: метафизика, смысл, язык.
А дальше вопрос в том, что язык есть средство коммуникаций. Если у вас нет языка, как вы построите коммуникации?
Все скажут, что есть русский язык или есть язык ненависти к либералам. Но этого же мало.
Была некая смысловая система. Она накренилась и рухнула, и разбилась на массу осколков. Вам это ничего не напоминает? Это типичный вариант Вавилонской башни, когда все вдруг лишились единого языка и заговорили на невероятном количестве языков. <...>
Значит, коммуникации нужного качества нет.
Нужен язык.
Язык опирается на смыслы, символы, образы и всё остальное. Отдельно надо обсуждать эту проблему в следующих передачах – не в следующих сериях этой передачи, а в следующих передачах.
А смыслы все эти связаны с метафизикой. Нет языка без метафизики. Ну, нету его.
Произошло самое страшное. Схему управления можно восстановить за 10 дней – единство языка и смысла так быстро восстановить нельзя.
Не будет метафизики – не будет смысла – не будет языка – не будет коммуникаций.
Соответственно, возникает эта проклятая метафизическая задача в качестве основной и ничем не заменяемой. Нельзя обойти эту точку.
Это вовсе не ситуация, в которой Сергей Ервандович Кургинян по его особой любви, театральной или какой-то ещё к подобного рода заморочкам, хочет всех затащить в какую-то метафизическую пещеру. То ли платоновскую, то ли похуже. Это абсолютно трезвый взгляд политика на то, что либо надо лечить заболевание этим средством, либо признать заболевание вообще неизлечимым никакими средствами. Других средств нет.
Те, кто признает это, идут за нами. Те, кто этого не признает, идут другими путями. Мы можем быть с ними глубочайшими союзниками, глубочайшими попутчиками, друзьями, братьями, гражданами одной страны, имеющими общей целью величие нашей Родины... У нас может быть глубокая дружба...
Но у нас другой путь.
Наш путь – метафизика ради смыслов, языка и коммуникаций, а не метафизика вообще для того, чтобы подразвлечься разного рода сложностями.»

Суть времени. Выпуск № 37
Кургинян С.Е. Суть времени. Философское обоснование мессианских
претензий России в XXI веке
. М.: МОФ "ЭТЦ", 2012. Т. 4. С. 209, 216-217.

___Не устаем напоминать и подчеркивать, что в этом качестве метафизика не противопоставляется диалектике:

«... метафизика есть предельные основания. <...>
Для людей, которые спорят по поводу диалектики, это <как бы> антитеза диалектики. "Вот вы, батенька, метафизичны, а на самом деле есть диалектика". Почему диалектика должна быть антитезой метафизики, непонятно. У диалектики есть свои предельные основания, она без них невозможна. Как возможна диалектика без предельных оснований, если диалектика говорит, что всё подвержено изменению, то значит изменение и есть предельное основание. Если это изменение имеет направленность, явля<е>тся развитием, – значит, это развитие есть предельное основание. Поэтому вопрос о том, что если есть диалектика, то метафизике нет места, – это полная ерунда.»

Смысл игры–26 (цит. фрагмент)

___И тут, обращая внимание на вот это ключевое употребление концепта "предельное основание" во множественном числе, зайдем вот с такого момента, непосредственно связанного, опять-таки, с коммуникативным деструктивом. А именно, речь о той, сколь распространенной, столь же и порочной, тенденции сводить дискуссию по метафизической тематике к препирательствам по поводу тех или иных "...измов", связанных с внедрением на место предельного основания какого-либо "общего знаменателя" в виде "идеи vs. материи", "практически-действенного vs. созерцательно-понятийного начала" и проч.
___Так вот. Всё это напоминает описанные в предыдущем блоке холивары вокруг крупных ли, мелких инфо.поводов, но осуществляемые все время в русле заведомо деструктивного постанова вопросов. Стало быть, и здесь, применительно к диалектико-метафизическим вопросам, требуется своя рамка, задающая возможность осмысления, коммуникации и действия в том русле, в котором они действительно удостоверяются относительно своего предельного основания. Ибо:

«Метафизика есть вопрошание, в котором мы пытаемся охватить своими вопросами совокупное целое сущего и спрашиваем о нем так, что сами, спрашивающие, оказываемся поставлены под вопрос.»

М. Хайдеггер. Основные понятия метафизики
§ 3.
Метафизическое мышление как мышление в предельных
понятиях, охватывающих целое и захватывающих экзистенцию

___А посему, прежде всех гигантомахий о возможностях предельным образом «охватить целое сущего», дело в правильном постанове вопроса. А именно, в спрашивании о самом "есть" того сущего, о котором мы что-либо утверждаем в том или ином смысле. Рамка же вопроса о бытии задается трехэлементной фундаментально-онтологической структурой:

___Обозначенные во втором элементе этой структуры возможности стать тем что ты есть vs. пребывать в двусмысленно-неопределенном бытийствовании, равновесность этих возможностей в нашем бытии, заставляющая каждого из нас признать, что «я не только поступаю в соответствии с тем, что я есть, но и становлюсь в соответствии с тем, как я поступаю» (В.Франкл), – всё это, составляя архиполемический нерв нашего бытия, сообщается и нашей коммуникации, возможностям её отправления в деструктивном или конструктивном ключе. А тем самым, здесь фиксируется экзистенциальный экстремум возможностей восхождения/падения, присутствующих на метафизической лестнице (см. схему, где крайними пунктами "лестницы" являются "метафизика" и "содержание" в «Суть времени–41»). И, равным образом, этот экстремум коррелятивен присутствующим на диалектической лестнице контроверзам тезиса–антитезиса и связанным с ними отчуждениям, инобытийствованиям, ведущим либо к синтезу, либо к "союзу сил оскопленных".
___В целом, масштаб метафизического вопрошания пределов задается аналитической реконструкцией базового отношения субъект–смысл в его обращающейся и отчуждающейся динамике. "Базового" значит здесь базисного, – причем, и в полит.экономическом, и в духовно-культурном смысле "общественно-исторического базиса", т.к. эта субъект–смысловая структура пред-структурирует все частные отношения субъекта к миру: государственно-политические, политико-экономические, производственно-хозяйственные, когнитивные, религиозные, нравственные, эстетические, правовые и пр.
___Понятие "субъект" выступает здесь в двояком смысле. Прежде всего, подразумевается субъект опроса в рамках вышеозначенной структуры. И таковым исходным проблемным топосом субъекта делает то обстоятельство, что именно через него, как являющегося так же субъектом действия, в том числе, действия коммуникативного, становится ясен, либо отчужден исторический смысл бытия как такового (соответственно, многообразия смыслов бытия всякого сущего, соответственно, областей исследовательского и социально-культурного опыта). Бытия, которое, для нашего уразумения и проектной реализации этого смысла, взыскует от нас, как проектирующих, нового Синтеза.
___Взыскание же это становится внятным, если мы понимаем, что

«нет впереди никаких десятилетий спокойной жизни (нормальной жизни, как еще говорилось). Что коридор возможного сужается. А давление стенок этого коридора апеллирует к должному. К должному — а не к желаемому (нужному). К должному и возможному. И эта апелляция все равно породит — с неумолимостью закона Ньютона — необходимость мобилизации.
Мобилизация же — это довольно сложная штука. Она начинается с того, что ты возвращаешь себе отчужденное бытие (если, конечно, оно отчуждено). Что ты самопреобразуешься — нет, не из Савла в Павла, а из Исава в Иакова. И ты преобразуешься, и весь народ.»

С.Е. Кургинян. Исав и Иаков. Часть V. Глава V.
Кургинян С.Е. Исав и Иаков. Судьба развития в России и мире:
в 2-х томах. М: МОФ "ЭТЦ", 2011. Том 2. С. 59.

___

Tags: Авангард исторического развития, Герменевтика, Двусмысленность, Дух Коммунизма, Информационная война, Историософская Диалектика, Историческая память, Историческая проектность, Исторический проект, Исторический смысл, Историческое время, Красный проект, Метафизические смыслы, Национальный вопрос, Новая парадигма, Политико-идеологическая коммуникация, Проектная методология, Русское Мессианство, Самоопределение Народа, Сверхдержавный Дух, Сверхмодерн, Слова и Дела, Субъект развития, Суть времени, Сущность человека, Хайдеггер, Хаос-менеджмент, концептуальная оптика, метафизика
Subscribe

  • Наследие Достоевского как руководство к действию

    — от тревожных прозрений — к надежде на грядущую Победу »»» ... — сиречь из подполья — вперёд и вверх »»» ... К 200-летию Достоевского ...…

  • решающее–3

    материалы за 2020 – 2021 гг. Блогу 10 лет! Представляя – в честь 10-летнего юбилея блога – очередную коллекцию ссылок на его свежие материалы,…

  • Об управлении людоедством в охотку

    — от фобий иноагентов »»» ... — к тревожным прозрениям »»» ... Коротко – предыдущее (подробнее – по 1-й ссылке в подзаголовке). Когда…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments