Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

лефф

вместо кредо

Блогу 5-ть лет! В связи с этим, решил создать новый заглавный пост. И, по возможности коротко воспроизведя прежние вводные установки относительно того, что составляет основное содержание материалов блога, выставить новые проблемно-тематические акценты, которые обозначились в этих материалах за прошедший период существования этого блога.

(Прим. от 23.10.2021. – Блогу уже 10-ть! – см. ниже пост _решающее–3_.
Всё сказанное ниже в данном посте лишь возросло в своей актуальности. – a/p).

Итак. Collapse ) Collapse ) контр-позиция, образующая архиполемический нерв нынешней ситуации, выглядит как противоборство в наших мотивации и мировосприятии, отношениях, образах жизни и мысли двух базовых установок:

самоутверждаться для того чтобы по максимуму обладать
                                                            CONTRA
высвобождаться для того чтобы предельно осмысленно быть.

Первое достигается ценой отрицания бытийно-исторического смысла и превращения себя в средство отчуждения от человеческой сущности и возможности её общественно-исторического воплощения.
Второе достигается ценой жертвования себя – в становлении средством общественно-исторического воплощения человеческой сущности, обнаружения и реализации бытийно-исторического смысла. Collapse )
проектно-аналитические циклы
arhipolemos  
23.10.2016, 00:00 

_

[ ребром — в лоб (вопрошая сквозь циклическую му-муть) ]
ребром в лоб (вопрошая сквозь циклическую му-муть)
0. авто-тест
    – о времени – через себя

1. трикстер-креатура

    – от вопроса "What is Strelok?" к вопросу _если спрос рождает предложение, то чем порождён сам этот спрос?_

2. Как возможно героическое?...

    – тревога как приближающее к сути вопроса...

3. ИГИЛ как воля и представление?...

    – экзистенциальная обездвиженность перед лицом "архаики с факелом, ножом и видеокамерой"

4. как-то так...

    – по поводу "КАК?" делания – во искупление общей вины и во исполнение всего, к чему обязывает грядущее

5. "Хэлоу, Америка, о"?...

    – любить, чтобы быть contra мирок как желания и куличики

6. Как возможно самоумаление?...

    – метафизическая суть критической (само)рефлексии о слишком человеческом

7. Кому на Руси по средствам жить

    – "экономический рост" – по ту сторону миро-проектной мобилизации

8. хотеть видеть себя vs. Быть собой

    – к вопросу о состоянии общества, концентрированно выражающем то, о чём идёт дело в бытии Человеком

9. Понты дороже жизни

    – человек человеку кто?...

10. О прямой демократии и кривизне душ
      – предлагая для категорической автоадресации: _волю быть Человеком имею или ...?_

К возможности ответствованияпо ту сторону циклического »»» ...

_

[ идентификационное vs. Идентичностное (цикл-сборник) ]
идентификационное vs. Идентичностное (цикл-сборник)
0. Вызов геттоизации: ответить, начиная с себя
    – Синтез и провокация; Идеалы и Ценности; Русский Народ как субъект высказываний

1. Культурно-идентичностный код: от реконструкции к проектному измерению осмысления

    – опыт методологической проблематизации + терапевтическая метафора

2. идентификационное contra Идентичностное

    – спец.операция "шарЛиат contra шариат" – слишком по ту сторону человеческого

3. кодовое

    – конфликт интерпретаций в утверждении "Россию никто не перекодирует"

4. матричное

    – сопоставляя идентичностно-кодовую и экзистенциально-метафизическую матрицы

5. По поводу национальных особенностей духа

    – хорошо забытое новоевропейское vs. вечная новизна духа

6. К человеческому, собственно человеческому

    – отталкиваясь от слишком отчужденческого – через архиполемический топос вот-бытия человеком

7. О кривой козе и особенной стати

    – неслиянность и нераздельность матричных начал и моделей развития –
    vs. разъединение и смешение в постмодернистском кривозеркалье

8. "ничего" и "лучше"в западном и альтернативном вариантах нутряного постижения

    – _чего_ реала/идеала и _ничего_ интенционала: отчуждение vs. само-умаление

9. супер- vs. Сверх- державность

    – блуждание кривой козы по криво-зеркалью vs. коренные интересы + укоренение в грядущем

10. убийственное vs. делающее сильней

      – мета-физиогномика проекта "Великий инквизитор" contra само-умалительное _ничего_

11. Быть на самом деле

    – к действительному уразумению смысла выражения "сила – в правде"

12. К педагогике жизни

      – карательный ритуал "слепого рока" vs. пробуждение невыносимой чуткости сердца

13. Коллектив и/или другие

      – анти-духовное высокомерие пост-демократических институтов и супротив того

14. Общественный актив и/или другие

      – "арх-надзор" в историософско- и экзистенциально- метафизическом смысле

_

[ Июльские анти-тезисы (2014 год) ]
Июльские анти-тезисы (2014 год)
0. Феноменология безначалия ("осново-полагание" по ту сторону тетического)
    – диалектико-казуистический и экзистенциально-психологический аспекты безначалия
       (соответственно: анархия – мать тоталитаризма; потенциализм и калейдоскопизм)
    – к осмыслению и преодолению безначалия в информационно-коммуникативной сфере
       (экзистенциально-прагматический аспект)

1. политика как концентрированное выражение двусмысленности

    – отчужденческие троллинг & быдлинг contra исторический мейнстриминг

2. "фактывещь упрямая"

    – вопрос ребром в лоб: "Внутренний Донбасс" головного мозга – хотят ли русские?

3. исполнение бытийно-исторической судьбы

    – на пути от человека полагающего к человеку миро-проектирующему

в хвостк феноменологии русской тишины
    – "хитрость", вежливость и бремя

и в гриву – продолжение в цикле О прибытии/убытии ...
    – антитетический июль 2015-го

_

[ Политико-психоаналитическая феноменология (цикл-сборник) ]
Политико-психоаналитическая феноменология (цикл-сборник)
0. герменевтико-феноменологическое

1. Нью-Коминтерн как спец.тема в политико-аналитическом и историософско-аксиологическом контекстах

    – о спец.аналитических вбросах/предметах, цинизме и Ценностях, "Великом инквизиторе" и великой Заботе

2. Феноменология национал.провокации

    – дихотомия "бытового/профессионального национализма": методологический и аксиологический аспекты

3. О тайном и явном, смертельном и спасительном

    – субъект-объектное в отношениях России и Запада

4. Качество полит.элитного субъекта: опыт проблематизации на примере одного злободневного инфо.события
    (Президент РБ: "Белоруссия НЕ является частью русского мира")

    – полит.элитный конфликт, мерами пульсирующий
       (концептуально-оптический фокус аналитического вопрошания и свидетельствования)
    – практический смысл проблематизации
       (проблема субъектности и общественно-практические выводы)

5. К полит.психоаналитической феноменологии инфантилизма

    – феномен "му-му, втыкающего ни о чём": симптоматика, патогенезис, патопластика

6. МЫ НЕ му-мы, му-мы НЕМЫ! Опыт полит.феноменологической кристаллографии

    – высвечивая судьбоносно спасительное в (му-)мутной гуще смертоносно пагубного

7. "коммерциализируй это"

    – инновационное в формировании "квалифицированного потребителя"

8. Эффективное, слишком эффективное

    – высокомерно симпатизировать vs. быть на стороне человечности

9. О будущем одного учения

    – к 160-летию основателя психоанализа: Фрейд и некто

10. Выполняя пожелания

      – превратиться в инструмент полит.игры vs. быть гражданином

11. аутизм и Аутентичность

      – пророческая функция неврозов и внятие импульсам духовного начала

12. на рынке "труда"

      – о работе ради перспективы – корпоративно vs. по-настоящему

13. Гуманизм в сумерках "покемоноборчества"

      – к метафизическому обоснованию гуманизма – сквозь интерпретационно-конфликтологические контроверзы

14. Об элито-генезе в условиях социально-политических мутаций

      – "цинично-лоховская" структуризация общества и супротив того

15. Перманентный полит-гейт и имманентный гейм-овер

      – игра на понижение в функционировании института государства и бытийно-историческое "фейсом об тейбл"

16. Своевременно всмотреться и приуготовиться

      – трампнациональный мутапатриотизм vs. транснациональный мутакапитализм

17. К аналитике предложения и диалектике выбора

      – о трендах предвыборной кампании-2018: методологический минимум в уразумении цены вопроса

_

[ Отстоять Хайдеггера. Заметки в хвост Приложениям ]
Отстоять Хайдеггера. Заметки в хвост Приложениям
0. Приложения: о политическом, поэтическом и личностном измерениях философского проекта Хайдеггера
    – против дехайдеггеризации проблемы гуманизма

1. О человеко-образующем

    – классический эссенциализм vs. нигилистический волюнтаризм vs. экстатический осново-образ

2. И ещё против дехайдеггеризации

    – маркер "сквозной" политико-философской проблемы – в контексте вопрошания о судьбе гуманизма

3. Дело идёт

    – о возможности отделить дельность мышления философа от мутных делишек вокруг его персоны

4. Комулюди, а кому...

    – собственно человеческое – на фоне превратного "как люди"

5. Тяжба бытийной чуткости и экспертократической глухоты

    – "свой среди чужих, чужой среди своих": апории классики/авангарда – в связи с "несовершеннолетием"

Развитие

    – Тяжба о Своевременном »»» ...

О ложных контр-позициях, феномене «положенчества» и смысле как экзистенциальной собственности

Помимо ложных отождествлений бытийно-исторического смысла, создающих двусмысленность современной ситуации и преодолеваемых полемическим обращением к этому смыслу (см. вместо кредо), в одвусмысливании нашей ситуации участвует т.ж. множество ложных контр-позиций. Ложность последних заключается в том, что они, по одной замечательной формулировке, «представляются само собой разумеющимися и не становятся предметом нашего размышления, поскольку сами являются его инструментами» (И. и Я. Бражниковы. Дисциплина и предание).
Таковы, например, противопоставления "человека для общества vs. общества для человека", макросоциальных целей/проектов vs. микросоциальных (индивидуальных/групповых) интересов. При видимой "саморазумеемости", в этих противопоставлениях, "по умолчанию" (двусмысленной, но совсем недвусмысленно затыкающей рот сигетике, типа «о чем не возможно говорить, о том следует молчать»), универсально-аксиологическое и всеобще-телеологическое сводится к "тоталитарному" намерению, возвышенными представлениями о благе "выстилающему дорогу в ад", а именно, – стремлению, во реализацию "утопических" целей, "экспроприировать" у всех средства, да и самих этих всех превратить в средство. На этом фоне, всякие апелляции к универсальному/всеобщему рассматриваются, зачастую, как симптом "психо-/социо- патии".


Однако резонным будет спросить: насколько сами генераторы и трансляторы подобного дискурса, а т.ж. согласно внимающие ему рецепиенты свободны от "диагностируемых" в нем недугов?
Показателен здесь феномен т.наз. «Положенчества». Носители сего недуга истолковывают свободу слова в ее связи со свободой совести как «всего лишь требование, чтобы на их личную совесть не пытались воздействовать словом. <...>
В итоге в новом веке мы видим феерическую картину: с точки зрения современника – злу и глупости не просто можно, но даже должно прыгать у него на голове, голосить песню "Только ты", сообщать как можно более нагло о своей порочности и вызывать отвращение.
А вот добро должно молчать в тряпочку и ждать, когда современник окажется в настроении и обратится к нему с вопросом "а не сделать ли мне чего-нибудь хорошего?" Добро должно заткнуться, завалить хлебало, помнить своё место, испытывать чувство вины перед современником за его тяжелое положение — и не пытаться ему проповедовать» (А.Покой. Слово о Положенчестве).


Очевидно, такая ситуация требует не столько сразу фронтально обращаться к чьей либо совести с проповедью, предлагая готовый образец с "сами-собой-разумеющимися хорошо vs. плохо", но емко обрисовывать возможность и масштаб такого обращения, – вкупе с препятствующими ему "защитами".
Коль скоро «положение» этих несчастных таково, что масс-культ сделал их жертвами «самопального происхождения тоталитарной идеологии». И, значит, их сердце и ум уже не становятся полем битвы добра и зла. Коль скоро так, что ж, дабы голос добра все-таки стал для них зовом совести, надо апеллировать именно к тому, что они в качестве «отмазки» противопоставляют «общественному благу вообще», а именно, – к «уникальной жизненной ситуации каждого в отдельности» (там же). Не этот ли полемос платонического блага и аристотелической рассудительности веками и тысячелетиями правил поступками и историческими свершениями, – хотя бы акторы и не были знакомы с этими философскими концептами?
Так вот, пытаясь укрыться от жупелов «тоталитарных толстых страшных тёток из райкома и инквизиторов» в уникальной жизненной ситуации, и снисходительно взирая из нее на «не знающих реальной жизни юнцов» (там же), «положенец», невольно, апеллирует к экзистенциальной сути положения каждого из нас – брошенности в эту ситуацию и предоставленности смыслу, которым эта ситуация обременена. Однако его столь же экзистенциально масштабное недоразумение заключается в том, что он полагает это бремя "вмененным" ему культурой с ее "тоталитарными" ценностными универсалиями. Соответственно, полагает этот смысл "сконструированным" для того чтобы "впрячь" его в чуждые его ситуации проекты.
В то время как смысл обращен каждому из нас самой жизнью. А культура о том и радеет, чтобы каждый из нас осознал само свое существование как проект, посредством которого этот смысл реализуется, и посредством каковой реализации жизненная ситуация способна стать историей. Причем, смысл настолько уникален, что только сам экзистенциальный проектант, и никто, кроме него, этот смысл и может реализовать. И в том наше подлинно духовное могущество и состоит, чтобы сквозь «самопальные» жупелы и экзистенциальные недоразумения пробиться к этому смыслу, проявив волю к нему и сделав его основанием своих поступков. И пусть реализация смысла в поступках свидетельствовалась бы и пост-фактум, – тем настойчивей необходимость проявления этой воли в уникальном здесь и сейчас.
Таким образом, этот смысл есть собственность, которую, если нам самим и вольно подвергнуть отчуждению (посредством «положенческих» эскапизмов), то "экспроприировать" ее у нас не может никакой тоталитаризм. В то же время, эта собственность не является и "приватизируемой". Скорее, наоборот, коль скоро наши экзистенциальные проекты историчны и это напрямую связанно с их осмысленностью, наша забота в том и должна заключаться, чтобы стремиться сделать реализуемый смысл общим достоянием. Соответственно, реализация смысла по необходимости должна предполагать совместную решимость. А это, в свою очередь, не даст оскудеть сокровищнице культурного универсума.
Стало быть, настоящая проповедь должна апеллировать к совести как «органу смысла» – интуитивной способности различить смысл как «возможность на фоне действительности» (В.Франкл). А возрождение и культивирование «жанра личного обращения к человеку» (А.Покой) коренится тогда в способности нацелить другого на смысл как его экзистенциальную возможность, помогая ему «стать в своей заботе зорким и для нее свободным» (М.Хайдеггер).

И еще.
Если И.Кант говорил о «моральном законе внутри», а религиозную веру рассматривал «в пределах только разума», и если все это вело к тому, чтобы указать возможность «иметь мужество пользоваться своим собственным разумом без руководства со стороны других», то на нынешнем этапе, феномен «положенчества» демонстрирует способность пользоваться своим разумом, при этом, не имея мужества.
Поэтому в том и дело, чтобы «несчастное сознание» (Г.-В.-Ф. Гегель), "заедаемое" бытом, но прежде этого определяемое бытием, становилось способным преодолеть это свое двусмысленное положение, уразумев смысл этого бытия. Причем, уразумев именно из своей «уникальной жизненной ситуации», которую «положенец» делает убежищем от "других" (ср. «инквизиторов» и «толстых страшных тёток из райкома»), по недоумию или недоразумению, путая смысл даваемых сознанием бытию определений и смысл самого бытия (ср. вместо кредо – о нетождественности бытийно-исторического смысла и смысла как означаемого понятий).
Избежать «порожденных сном разума» жупелов, а т.ж. суррогатов бытийно-исторического смысла, обретающегося в уникальной жизненной ситуации, можно, как мы установили, проявив волю к этому смыслу. Способность проявить эту волю, собственно, и позволяет нашей совести отличить «жанр личного обращения к человеку» от злонамеренной или прекраснодушной, но всегда пустой, дидактики. Ибо здесь и вера получает те подлинные основания, в которых, – будь это вера в Бога или идеалы, – обретается ее действенность:
- возможность претворения ее в поступках и своем жизненном пути,
- возможность избежать подмены ее суевериями, предрассудками, мракобесием и прочими попытками убежать от свободы БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ!