Tags: Дух Коммунизма

цветок

Чтобы плыть в революцию дальше...

быть духовно живыми »»» ...и пойти другим путём »»» ...contra диктатура "и других" »»» ...
К 150-летию Ленина
Collapse ) В этом ключе – мысли по поводу наступающего Юбилейного События.
Точнее было бы так: точка сборки людей человечности – против обожателей золотого тельца. Так партийнее! Ибо было бы странно предполагать вариант, что обожатели золотого тельца могли бы увидеть в Ленине свою "точку сборки".

Ну да ладно, хоть и некорректно по форме, по сути – понятно. Гораздо важней другое.

А именно – Collapse ) При таком подходе, в учении всесильном, потому что верном, не следует искать готового руководства к действию. Причём, не следует именно принципиально! Ибо отдельно взятое авангардно-революционное учение и даже совокупность такого рода учений суть лишь ориентиры на пути к бытийно-исторической новизне. Надо суметь вычленить в них собственно ориентирующее и освещающее путь, а решать – уже сообразуясь с ситуацией своего актуально-исторического местоположения и делая своё сердце чутким к посылам этой новизны из грядущего.
Ленин

Пойти другим путём

через каверзы контроверз »»» ...неконъюнктурно: требло по факту vs. нутряно постигаемые что и как на деле »»» ...
Здесь хотелось бы объединить две проблемно-тематических линии, одна из которых прочерчена в цикле _По ту и по сю сторону полит.конъюнктуры_ (см. крайний блок – по 2-й ссылке в подзаголовке), а другая – в серии критико-рефлексивных обращений к циклу С.Е. Кургиняна "О коммунизме и марксизме" (см. авто-реферативное в хвост – по 1-й ссылке в подзаголовке).

Плюс – третья линия – заметы в хвост циклу _К возможности нового нарратива_.

Предпринимая этот опыт, будем отталкиваться от этой дискуссии.
Collapse )
Итак, зайдём вот с этого фрагмента дискуссии. Collapse ) Collapse ) Collapse )

Пст.Скрптм. Полный текст стенограммы т/п "Право знать" на т/к "ТВ-Центр" от 15.12.2018.
лефф

По ту сторону потребительских корзин

к войне против безначалия »»» ... постигая архиполемически сутевое »»» ...
Cнaйпepcки тoчнo нac дeлит paccвeт,
Дa гoтoв пpигoвop, дa пpoщeния нeт,
Дa бecнyютcя вepбы и чepнeeт вecнa —
Этo миp иcпoлняeт cвoй дoлг — oн зoвeтcя

Вoйнa! » ...
Однако, мы уже живём в состоянии войны. Прежде всего, не в классическом смысле – войны, от которой пока Бог миловал. И даже не в смысле т.наз. "гибридной войны", которая сегодня повсеместно демонстрирует бо́льшую, нежели классическая война, эффективность, поскольку позволяет разрушать государства руками их собственных элит, причём, с эффектом, способным превзойти оккупацию извне. Collapse )
маска_3

К феноменологии краеугольно значимого — в свете политико-метафизической партийности

по путеводной нити любви »»» ... vs. "серьезные люди & без ансамбля" »»» ...
Collapse )

           Колонка главного редактора     

Я присутствовал при разговоре представителя старшего поколения с маленьким ребенком. Представитель старшего поколения убеждал ребенка в том, что собаки — это замечательные существа. Ребенок перед этим был напуган собакой. Но он не хотел обидеть представителя старшего поколения и, проявив мудрость, которая иногда свойственна детям, сказал: «Давай, ты будешь любить собаков, а я — кошков».
Я считаю, что у этого ребенка можно поучиться мудрости. И что нерелигиозный человек — я, например, должен сказать человеку религиозному: «Давай, ты будешь считать, что духовная смерть — это отпадение от бога, а марксист будет считать, что это отпадение от родовой сущности, а юнгианец будет считать, что духовная смерть — это отпадение от своего коллективного бессознательного, а представитель экзистенциализма — что это отпадение от своей экзистенции. Но давай признаем, что все мы, говоря о разных отпадениях, говорим: а) что именно отпадение приводит к духовной смерти, б) что духовная смерть реальна и в) что она является главной угрозой существованию человечества. Давай согласимся в этом и на этой основе найдем взаимопонимание, не задевая ценностей всех тех, кто по-разному определяет источник духовной смерти, но кто одинаково враждебен к этой смерти и кто одинаково серьезно относится к ней как к угрозе существования человечества. В конце концов, у нас есть общий противник, который отрицает саму правомочность разговора о духовной смерти или, что еще хуже, подталкивает человечество в направлении, движение по которому обязательно породит духовную смерть. Так давай прислушаемся к самым разным голосам, на разных, порою отрицающих друг друга языках говорящих об одном и том же — об угрозе духовной смерти. И прислушавшись, давай добьемся взаимопонимания».
Читать целиком
Вообще, все перечисленные варианты понимания духовной смерти, будучи обозначены как частные ценностно-мировоззренческие позиции, находящиеся в определенном противоречии относительно понимания духовной жизни, в перспективе способны составить органичное целое мировоззрения и деятельности. Конечно, это возможно, если не сводить эти позиции к концептуальным конструкциям авторов, которые стояли у истоков формирования этих позиций. К этим авторам, конечно же, надо всегда с почтением адресоваться, но, поскольку на основе их концепций сформировались ценностно-мировоззренческие позиции, ставшие достоянием мировой культуры и существенным образом повлиявшие на общественно-историческое развитие человечества, постольку речь должна идти уже о чём-то качественно превосходящем концептуальные конструкции отдельно взятых авторов. Collapse )
ключевое_3

Тяжба мировоззрения и деятельности

проблемно- и путеводно- ключевое »»» ... vs. калейдоскопические мери́ла & потенциалистские прави́ла »»» ...
Collapse )
           Колонка главного редактора     
Беда в том, что найти экспертов по античности или по любому другому фундаментальному вопросу пока еще нетрудно. Они чудом воспроизводятся, сохраняя при этом хоть какую-то адекватность. А найти таких экспертов по марксизму почти невозможно. Но почти — не значит совсем.
Для меня одним из по-настоящему мудрых и глубоких ученых, знающих марксизм так, как это подобает не методологу, а эксперту, является Эрих Фромм, которого я уже не раз обсуждал в связи с марксистско-коммунистической проблематикой. Фромм выступает по отношению к марксизму и как эксперт, и как методолог.
То, что утверждает Фромм в качестве методолога, полностью определяется методологией, используемой этим выдающимся исследователем. Для меня методология Фромма во многом справедлива, а во многом сомнительна. Кроме того, нельзя начинать собственное исследование, опираясь одновременно и на чужие экспертизы, и на чужую методологию. Нет своей методологии — не проводи исследований марксизма, как, впрочем, и других сложных исторических сплавов мировоззрения и деятельности.
Фромм, кстати, отказывается от такого рассмотрения марксизма, противопоставляя справедливость мировоззрения пагубности деятельности. Вот почему его методология мне глубоко чужда. Я искренне не понимаю, как можно не видеть в Марксе того, что составляет стержень этой творческой личности: категорического отказа отделять мировоззрение от деятельности. Причем не такого отказа, при котором говорится: «Есть А, оно же — мировоззрение, и есть Б, оно же — деятельность. Я не хочу посвящать себя А или Б. Я хочу заниматься и А, и Б, понимая, что А — это одно, а Б — это нечто другое». Подобное заявляли многие, а Маркс сказал о другом. Фактически — и для меня это является методологически основным — он сказал, что нет никаких А и Б, а есть либо АБ, в котором А и Б слиты так, что говорить в отдельности об А и Б уже невозможно, либо одинаково бесплодные А и Б.
Фромм не признает такого методологического подхода к тому, что можно назвать единым мировоззренческо-деятельностным бытием Карла Маркса. И потому, справедливо критикуя определенные фундаментальные изъяны советского общества и советской идеологии, Фромм пытается отделить марксизм от всего этого. Как этот умнейший и образованнейший мыслитель не понимает очевидной, казалось бы, невозможности подобного отделения, причем невозможности и практической, и методологической, я не могу понять. Для меня в этом загадка Эриха Фромма.
Читать целиком
Итак, вслед за автором цикла "О коммунизме и марксизме", продолжим рефлексии, сосредоточенные на осмыслении сложного проблемного узла, возникающего на пересечении организационно-практического и идейно-концептуального планов методологии. Collapse )
амбивалентность

Идентичностное в историческом бытии и Принципиальнейшее в идентификации

от экзистенциально-метафизической магии »»» ... к переменным/постоянным политической идентификации »»» ...
Итак, краткое содержание предыдущих серий очередной архи-полемической тяжбы (подробнее, см. по 1-й ссылке в подзаголовке: комментарий к фрагменту 104-го очерка цикла С.Е. Кургиняна "О коммунизме и марксизме" – в связи с вопросами к 102-му очерку данного цикла). Collapse ) Буду рад встретить критическую информацию к размышлению по поводу своих, возможно, чересчур категоричных, выводов! А пока, в плане создания полноценного контекста для возможной полемики, продолжу разбирательство в намеченном ключе – на материале очередного очерка "О коммунизме и марксизме".
           Колонка главного редактора     
Ключевая идея Маркса такова: «Бауэр принимает идеальную абстрактную сущность еврея, его религию, за его сущность в целом».
Маркса интересует вопрос о соотношении религиозной сущности к тому, что он называет сущностью в целом. Частным вариантом этого соотношения является соотношение между религиозной сущностью еврея и сущностью еврея в целом. С таким же успехом Маркс может рассматривать религиозную сущность христианина и его сущность в целом.
Что такое на современном научном языке эта рассматриваемая Марксом сущность — еврея, христианина или кого угодно еще? Это идентичность. С чем идентифицирует себя еврей? — как бы спрашивает Бауэра Маркс. И отвечает на этот вопрос следующим образом: «Постараемся вглядеться в действительного еврея-мирянина, не в еврея субботы, как это делает Бауэр, а в еврея будней».
Здесь налицо противопоставление человека с религиозной идентификацией (еврея субботы) человеку с какой-то другой идентификацией (еврею будней). Что такое этот человек будней? Человек ли он вообще?
Конечно же, речь идет о буржуазных буднях. Но и в этих буднях человек имеет возможность идентифицировать себя не только с буднями. И что происходит с человеком, если он начинает идентифицировать себя только с буднями?
Весь конкретный опыт еврейского народа — как до создания государства Израиль, так и после создания этого государства — говорит о том, что еврей может остаться евреем, только будучи в том или ином смысле евреем субботы. Превращаясь из человека субботы в человека будней, еврей вообще перестает быть евреем. И за счет чего, собственно, еврейский мир сохранялся тысячелетиями в условиях отсутствия еврейского государства? За счет сохранения религиозной — иудаистической — идентичности, которую евреи стремились не потерять и напротив — укрепить, понимая, что в противном случае еврейского народа в условиях безгосударственности просто не будет.
Читать целиком
Итак, возникает ещё одна демаркационная линия, проясняющая возможность ответа на исходный вопрос. Collapse )

До встречи в СССР!

маска_3

О пост-капитализме, сгустившемся в настоящем, и Коммунизме, растворившемся в будущем

или ещё трагически нервного ситуации — в связи с возможностью нового нарратива »»» ...
Спойте мне тело, в котором нет слов
Спойте мне слово, в котором нет мяса.
      Здравствуй, черный понедельник » ...
Collapse )
Обращаясь к этой небольшой статье, хотелось бы предложить опыт неспешного чтения, приглашающего к рефлексии по чрезвычайно актуальной проблематике. Collapse ) Collapse ) Collapse ) А что вы имеете сказать (добавить, возразить и т.д.) по изложенному в статье и замеченному мною в ходе её прочтения?...
амбивалентность

Нестяжательство как универсальный культурно-идентичностный код

от политико-метафизической сути партийных размежеваний »»» ... к сути культурно-исторического единства »»» ...
           Колонка главного редактора     
Потому что есть в русском православии, народном в первую очередь, особый нестяжательский дух. Ну есть он, сколько ни выставляй контраргументов в пользу его отсутствия.
Колоссальная сила нестяжательской духовной русской традиции позволила России стать цитаделью антибуржуазного коммунизма.
По существу, единственный настоящий коммунистический уклад, причем уклад оригинальный, без заимствований, возник в Советской России, СССР. Причем прежде всего у русских.
Восточно-европейские сателлиты СССР создавали нечто вторичное по отношению к советскому укладу. Причем не просто вторичное, а вторично-неубедительное.
Неевропейские как бы коммунистические государства (Китай, Вьетнам, Северная Корея, Куба) создавали, в отличие от восточно-европейских сателлитов СССР, нечто, конечно же, по преимуществу эпигонское, но достаточно убедительное. Да и не вполне эпигонское. Потому что для этих государств левая, коммунистическая идея была одновременно идеей национально-освободительной. Там, где эти идеи плотно сплелись, как бы коммунистический (социалистический, просоветский) уклад был достаточно убедителен для населения. Потому-то население и не отказалось от него после краха СССР. В отличие от населения восточно-европейских государств и советских окраин.
Впрочем, вопрос о стяжательстве и нестяжательстве намного шире, нежели та его христианская редакция, которая обычно рассматривается.
Там, где азиатские религии (буддизм, даосизм, индуизм и даже ислам) порождают народные политические движения условно левого толка, эта не чуждая религиозности народная левизна носит существенно нестяжательский характер, то есть органически сочетается с ценностями накаленного аскетизма.
Долгое время для советского проекта краеугольное значение имели именно нестяжательские ценности. Потому что стяжательство приравнивалось к буржуазности или к родственному буржуазности мещанству и по этой причине яростно отвергалось, а нестяжательство возвеличивалось. О чем говорит герой «Оптимистической трагедии» Вишневского? Об опасности стяжательства с его культом «моего», культом вещелюбства, как сказал бы Брянчанинов, или мещанского вещизма, как говорили до какого-то времени советские идеологи.
Читать целиком
Ленин

Политико-метафизическая суть партийных размежеваний

по поводу определяемости классового сознания »»» ... в борьбе за средства восхождения »»» ...
           Колонка главного редактора     
... И что такая идея снижения нетерпимости социального ада именуется «экономизмом». Вся книга Ленина посвящена тому, как воспрепятствовать крену в экономизм, который, как Ленин считает, оказался гораздо более живучим, нежели можно было предположить. И что размежевание с экономистами носит судьбоносный характер. Налицо фактически прямое противопоставление союза «выродков» и обездоленных, который Ленин называет боевой общерусской партией, — самоорганизации обездоленных, то есть экономизму, тред-юнионизму и так далее.
Доводя это противопоставление до пророческого накала, Ленин фактически начинает говорить на том языке стихов в прозе, который я обсудил выше. Вот что Ленин говорит на этом языке: Collapse ) Значит, не классовая борьба, так сказать, в собственном соку, то есть с опорой на самоорганизацию обездоленных, является источником исторического развития! Нет, источником этого развития является нечто, использующее классовую борьбу и придающее ей историческое содержание. Нечто, рожденное вне среды обездоленных, продиктованное не классовым интересом, а каким-то, невесть откуда берущимся состраданием!
Читать целиком
амбивалентность

Благодаря кому, как и для чего классовое сознание определяется общественным бытием

супротив изъятия генераторов духовно-воинских смыслов »»» ... к граням многим определяемости сознания »»» ...
           Колонка главного редактора     
Мы знаем из истории, что отнюдь не бытие пролетариата зарождало в его сознании всё то, что в итоге обернулось Великой Октябрьской социалистической революцией. Это зарождала и развивала партия большевиков. Ленин, споря с экономистами, все время настаивал на необходимости привнесения в пролетариат политического сознания извне. Да и Маркс понимал, что без такого привнесения, что называется, ни тпру, ни ну. Но откуда нечто может быть привнесено в пролетариат, если только бытие определяет сознание?
Согласно настоящему политическому марксизму (так называемый экономизм, следуя за Лениным, сразу выводим за скобки), для того чтобы в пролетарском сознании возникло что-нибудь кроме стихийной неприязни к зажимающим пролетарский век капиталистам, нужно привнести это самое пролетарское классовое сознание в пролетарские массы.
Само же бытие этих масс как бы обу­словливает их чувствительность к такому привнесению. Это можно уподобить свойствам почвы, в которую брошены семена. Но ведь семена не есть почва. И сами они в эту почву не падают — есть сеятель, о котором гениально сказано Пушкиным. Выходит ли этот сеятель, как у Пушкина, «рано, до звезды» или же вовремя — это отдельный вопрос.
Если он выходит «рано, до звезды», то его семена не всходят.
Но даже если он вышел вовремя — это не опровергает необходимости наличия сеятеля и семян. Притом что и сеятель, и семена в силу их интеллектуальности и теоретической проработанности не являются продуктом, стихийно вызревающим в пролетарских массах, чье сознание определяется их пролетарским бытием.
Сознание Маркса не определяется пролетарским бытием, потому что Маркс не живет жизнью пролетария и не организует свое сознание сообразно пролетарскому бытию, от которого он страшно далек. Пролетарий вкалывает на фабриках и заводах. А Маркс сидит в библиотеке и мучительно рассуждает о том, каковы должны быть семена великой правды, брошенные в почву пролетарского бытия и пролетарского сознания.
Маркс создает не только эти семена, но и сеятеля в виде Коминтерна. Таким образом, для того, чтобы пролетарское сознание, обусловленное пролетарским бытием, могло вобрать в себя марксизм и стать настоящим политическим классовым сознанием, нужно чтобы некий внепролетарский мозг Маркса создал внепролетарским способом марксистское учение о пролетарской миссии. И — собрал вокруг такого учения далеко не только пролетариев, готовых выступать в роли сеятелей, бросающих непролетарские семена в пролетарскую почву, готовую к принятию подобных семян в силу специфики своего бытия.
Читать целиком